"Шестиозерье"


После Вологды железная дорога Москва — Архангельск уводит в глухой заболоченный лес, и путешественнику открывается строгий однообразный пейзаж: темные пирамиды елей, изумрудно-рубиновые моховые низины и рассекающие их редкие черные ручьи. До звонких поморских сосняков еще ехать и ехать... А пока остается только спросить у хорошенькой проводницы четвертый или пятый стакан крепкою чаю и под позвякивание ложечки отмечать редко проплывающие в окне полустанки.

Вот так я ехал как-то летом, поезд давно втянулся в Архангельскую область, начало темнеть, как вдруг... Исчез таежный мрак, за окном пошел все больше лиственный лес, и тут я увидел их одно за другим. По разные стороны от вагона возникли и пропали несколько необыкновенно красивых лесных озер со спокойной серебристой водой. Поезд замедлил ход,остановился, и на маленьком белом домике я прочитал название станции: «ШЕСТИОЗЕРНАЯ».

Мысль отравиться в поход и порыбачить в этих краях возникла буквально сразу, но ждала своего осуществления несколько лет. А тут осенью я и мoй приятель Сергей выбрались таки в Шестиозерье.

Снаряжались мы серьезно: взяли все необходимое, от надувной лодки аж до ведерка для живцов, и все надо было уместить в два рюкзака, ведь ехали мы поездом.

И вот ясным октябрьским утром мы вышли на крупной архангельской станции Няндома. Теперь предстоял 12-километровый пеший поход на озера. На котором из них остановиться? Решать предстояло на месте.

Но в первую очередь необходимо было позаботиться о наживке. Как я и предполагал, червей удалось раздобыть по пути следования. Правда, само железнодорожное полотно было плотно засыпано шлаком, но и на откосах там и сям валялись старые деревянные шпалы. Выяснилось, что черви прекрасно чувствуют себя не только под влажной опавшей листвой, но и под шпальной пропиткой. Ползая по насыпи и то приподнимая, то переворачивая увесистые бруски, мы быстро набрали небольшой холщовый мешочек извивающихся «железнодорожников».

Кому приходилось ходить пешком по шпалам, знают, что идти по ним непросто, пусть даже и «домой, по привычке». Шпалы укладываются явно с намерением согнать с путей возможных пешеходов. и расстояние между ними составляет точнехонько 2/3 обычного среднего шага. Это еще приемлемо при хорошей подсыпке, но если участок низкий и грунтовый, то по шпалам приходится либо прыгать, либо семенить. Поэтому, как правило, сбоку от рельсов обходчиками набита тропа. По ней мы в основном и двигались.

Первое озеро появилось совсем рядом в низине, слева от нас. Судя по карте, оно имело продолговатую форму и располагалось перпендикулярно «железке». Пристроив рюкзаки на насыпи, мы отравились к нему на разведку, которая оказалась малоутешительной: путь нам преградило болото. Пытаясь обогнуть его по опушке, мы забирали все дальше и дальше от безымянного водоема и от дороги, и вскоре oт греха подальше решили уйти от гиблого места, ведь впереди было еще несколько озер.

Второе было большим и тоже вытянутым , но располагалось оно вдоль дороги. Минуя маленький служебный полустанок, мы выяснили, что у этого озера — единственного в округе — имеется название: Лещево.

Так, с одним из видов рыб, в нем обитающих, стало все ясно. Мы спросили у путейцев, что еще там ловится.
— Все! — был ответ.
«Все» — это значит наш стандартный северный набор: щука, окунь, ерш, плотва, язь, карась. Кроме того, озеро Лещево имело довольно высокие берега, его южная часть с дороги не видна, так что там вполне можно было разбить наш укромный маленький лагерь. И по первой же заметной тропинке, сбегающей с насыпи, мы отправились на водоем.

Пройдя около километра лесом, мы оказались на берегу небольшого залива, а основная озерная акватория лежала за редкими стенками камыша чуть дальше. Берег был хоть и высокий, но у самой воды оказалось слишком топко.

Опрометчиво шагнув на небольшой пятачок вроде бы сухой травы, я чуть было не ушел по пояс в жижу. Подобраться к чистой воде можно было буквально на одном квадратном метре, так что с дальнейшим спуском на воду нашей надувной лодки пришлось повозиться.

Наконец дело было сделано. Для начала в озерный заливчик было заманчиво запустить донку с резиновым амортизатором, оснащенную буквально несколькими крючками. На ночь собирались выставить кружки, поэтому требовались живцы, и кто его знает, может здесь у берега есть кто-нибудь покрупнее? Тот же лещ, к примеру.
Интересно, какие сюрпризы таит в себе совершенно не знакомый водоем? И ответ на последний вопрос мы получили сразу же...
Не успел я притопить грузило донки, как леска и белая резина-«венгерка» потянулись буквально по поверхности воды. Залив на беду оказался мелководным, не глубже метра! Пришлось смотать донку, распрощаться с живописной, но бесперспективной бухточкой и пройти далее, на оперативный простор.

Следующим и, как оказалось, отличным местом стоянки стал крутой берег. Здесь с подходом к воде проблем не оказалось, как не стало их и с забросом донки с резиновым амортизатором. Глубоко, вода чистая, а пару кустов тростника и скоплений увядших кувшинок легко удалось обойти.


"Шестиозерье"
Несмотря на наше «стратегическое» местоположение, на донку я поставил те же 4 крючка. Больше и незачем: если клев вялый, то гораздо важнее качество, а не количество наживки — свежий червь или бодрый живец предпочтительнее пяти рваных или снулых. Ну. а когда клев активен, и если еще берет в основном мелочь, то хватит вообще двух крючков, с остальными просто не успеваешь справляться. Не обходится без зацепов и уколотых пальцев.

Отдельный разговор — сигнализаторы поклевки для донок. У нас были и колокольчики, и флажки... Но не всегда они годились. Например, легкий колокольчик нормально работал только в тихую погоду. Но при порывах ветра и волне мы шли совсем простым путем — вешали на леску расщепленную палочку нужной длины и веса, которая отлично передавала визуально различимые поклевки.

Итак, мы забросили донку, и сразу же по ней начали «барабанить» стайки окуней и сорожки. Именно стайки. На каждом забросе следовали одна за другой 5-6 поклевок (половина из них пустые) и итог —две-три рыбки, поэтому живцовое ведерко начало понемногу заполняться временными обитателями.
Закончив с живцами, мы набрали белых грибов на ужин, а затем решили проплыть по периметру озера со спиннингами.

Лещево, как оказалось, посещается местными довольно активно. Совсем недалеко oт его дальней оконечности проходит автодорога и строятся дачи. В лесу нам встретился грибник, а неподалеку с деревянной лодки ловила рыбу семейная пара. Местные жители подтвердили: щука в озере есть.
Лес по берегам нас просто очаровал. Все осенние краски на золотой палитре были перед нами. И только вода давила свинцом и выглядела как-то враждебно. Мы бесшумно шли метрах в двадцати от берега, и ни одно соблазнительное «окно» в озерной растительности не оставалось без внимания.

Не зная ни «режима дня» местного хищника, ни рельефа дна, мы ориентировались на среднюю глубину у берега — 2 м — и решили сначала рыбачить на мелкие джиг-приманки, а затем применяли воблеры с рабочей глубиной 1.5 м. В сумерках ради интереса попробовали и светящиеся приманки. Все мимо. И лишь когда почти совсем стемнело, джиг-головку с ярко-малиновым виброхвостом на моих глазах неохотно ткнула некрупная щучка и остановилась неподалеку.

"Шестиозерье" Пришлось немедленно затормозить оснастку рядышком и заставить силиконовый «хвост» буквально исплясаться перед носом у ленивицы. Она клюнула на него скорее из жалости. В этой щуке, вернее, щуренке, не было и килограмма.

К сумеркам наш костер — ориентир на берегу — погас, и мы с трудом отыскали палатку. Живцы все еще бодро плюхались в ведре. Давно пора было запускать «кружки».

По сути эта снасть — жерлица-поставушка. Она представляет собой квадратный кусок пенопласта , от которого до дна отходит леска с грузилом, и чуть выше него крепится поводок с двойником или тройником. Размеры снасти произвольные, но сильно огрублять ее не стоит: лески Ø0,5 мм и отечественного двойничка №6 более, чем достаточно. В свое время я наделал множество таких «кружков», но пенопласт занимает в вещах слишком много места, поэтому взять с собой в пеший поход мы могли меньше десятка. И вот «кружок» за «кружком», живец за живцом - и вскоре эскадра белых корабликов выстроилась вдоль берега. Конечно, не совсем ровной линией, но общий порядок мы выдержали.
На этот раз в темноте вернулись к палатке, как по путеводной ниточке, а две последние жерлицы оставили красоваться прямо напротив лагеря.

Утро немного подпортили дождик и холод. Но, едва мы вылезли из палатки, настроение тут же стало превосходным, поскольку из двух «кружков» у берега остался только один, второй же белел почти посередине озера.
И все же было решено сначала позавтракать, а потом уж пускаться в погоню за сработавшими снастями. Сначала костер, потом чай, а затем поочередная гребля быстро разогрели нас. Беглый пенопластовый квадратик покачивался себе на спокойной воде, и ничто не выдавало сильную рыбу, затаившуюся на другом конце лески и готовую к схватке.

По прошлым рыбалкам я знал, что к «кружку», на котором сидит щука, мало просто подплыть, его еще надо исхитриться поймать с поверхности. Как бы бесшумно ни двигалась надувная лодка, рыба моментально реагирует на нависшую над ней тень, и ее естественное желание при этом — убраться отсюда подальше. При последующей погоне за изрядно перепуганной щукой борт лодки вдруг оказывается чересчур толстым, руки — слишком короткими, и вообще, до воды, получается, чертовски далеко тянуться, а пенопласт при этом хаотично носится вокруг, и попробуй угадать, куда он метнется в следующую секунду! Не подсачеком же его брать, в конце концов! Как-то несолидно, и потом, он вот-вот понадобится для другого... Поэтому мы сделали максимально возможное — на последних десяти метрах мой напарник как мог разогнал лодку, я же заранее перегнулся через борт и вытянул в направлении «кружка» руки.
Нам повезло, пенопласт я поймал всего со второго захода.
"Шестиозерье"
Ого! Что-то завозилось немаленькое! Поначалу-леска ходила в руках ходуном, но после нескольких упругих перехватов ее во время подъема к поверхности амплитуда сотрясений быстро погасла. Оставшиеся 2м до подсачека трехкилограммовая шука шла спокойно. Доставив пленницу в лодку, мы обменялись поздравлениями- борьба закончилась. Добыча свернулась в сетке калачиком, как комнатная собачка. Но едва я извлек двойник, плотно сидевший в углу зубастой пасти, как щука резко разогнулась, полоснув мне по руке жаберной крышкой. Кровь хлынула из нескольких пальцев. Рыбина взвилась вверх, молниеносно сделала «кобру», и от неожиданности отпрянувший Сергей последним отчаянным движением поддел взмывшую щуку подсачеком. Разогнавшейся хищнице не хватило всего десятка сантиметров! Укрощенная, она обреченно рухнула на дно лодки и больше уже не шевелилась.

Мое ранение оказалось малоболезненным, но очень неудачным. Удар пришелся по сгибам пальцев, и после каждого движения ими начинала сочиться кровь. Когда позже, разобравшись со всеми жерлицами, мы добрались до рюкзака и аптечки, лодка выглядела, как место событий в фильме ужасов... Мой совет: при охоте на щуку всегда берите в лодку бинт и пару пластырей на случай таких вот неприятностей.

Настало время проверить основную эскадру «кружков». Стоит ли говорить, в каком припод-пягом настроении мы к ней направились?..

"Шестиозерье" Уже издали было заметно, что в линии жерлиц есть и бреши, и неровности. Несколько кружков» оказались без живцов — их безнаказанно содрали с крючков, на парочке фирменные пленные поводки были оборваны... И чем больше «кружков» я осматривал, тем яснее вырисовывалась закономерность: щука атаковала на открытой большой воде. Почти во всех, на наш взгляд перспективных щучьих местах — под нависшим деревом, у края травы, которые мы специально выбирали и старательно ставили туда жерлицы, наживка была от силы помята. Зато вдали от кувшинок и тростника живцам мало не показалось. Вероятно, мы действительно попали на осеннии жор,и щука вышла кормиться на глубину, на простор. Три зубастых красотки, до 1.5 кг каждая, составили наш улов.

Наш короткий визит на озера пора было завершать. До станции поселка Шестиозерского оставалось еще около 8 км, а нужно было успеть на обратный поезд. Сматывание донки и жерлиц, укладка рюкзаков — все это заняло час.

Следующие три озера, которые мы рассматривали с железнодорожной насыпи, были невероятно красивы в осеннем убранстве, но подходов к ним мы не заметили. Пятое озеро выглядело слишком заболоченным. Конечно, нам было понятно, что там есть проторенные местными рыболовами тропки, но их нужно искать.

Последнее, шестое озеро мы не увидели — оно на севере, за станцией. Узнав о нашей с другом заинтересованности, один из местных жителей пригласил нас туда за карасем. А почему бы и нет?

А Червяков.
По материалам журнала РЫБОЛОВ

23-02-2012, 02:01

Также рекоммендуем почитать:
  • Жадная щука
  • Озеро «свое» и другие
  • Мой трофей - угорь
  • Шесть налимов, два шурупа
  • Щука на кукане. Рыбацкие "похвастушки"

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.