Следы на воде


Следы на воде В этих очерках читатель вряд ли найдет красочные описания рыбацких зорь, завидных уловов и тому подобных аксессуаров, которыми полна рыболовная литература. Зато он узнает о жизни, повадках, взаимоотношениях рыб — обитателей безымянных таежных озер. Да, есть в Архангельской области такие озера, окруженные дремучей тайгой, охраняемые бездорожьем. Неизведанные глубины кажутся таинственными, рождают легенды. С одной из них — легенды о Чертушке — начинает автор свой очерк.

Чертушка — хозяин таежных озер, ему подвластны щуки, окуни, сороги (так называют там плотву). Человека, впервые попавшего на озеро, он встречает приветливо, награждает богатым уловом, но не дай бог, если человек жаден, нескромен в своих желаниях,— он будет наказан и в один прекрасный день останется без улова. Такое случилось и с автором очерков. На первых порах — богатый улов, затем — нуль. Но это не обескуражило Онегова. Он махнул рукой на уловы и решил на какое-то время остаться наедине с легендой.

День за днем скользит лодка по задумчивой глади водоема, день за днем с упорством и завидным терпением Онегов проникает в тайны подводного мира, наблюдая жизнь его обитателей — щук, сорог, окуней, изучает влияние на рыб погоды, солнца, времен года, наносит на карту пути миграции рыбы, места ее стоянок, нагула, засад.

А вечерами в заброшенной охотничьей избушке плоды наблюдений ложатся на бумагу. Так на берегу таежного озера рождаются увлекательные очерки, написанные в хорошем стиле, богатые сравнениями, интересными фактами.

Читаешь очерк «Пастухи и стадо», и кажется, что сидишь с автором в его видавшей виды залатанной лодке. Вокруг, оставляя следы на воде, разгуливают огромные стаи мелкой сороги. Это первый рыбий «этаж». Прозрачная вода не скрывает и второй «этаж» — плотный заслон из крупной сороги. Она как бы защищает свое потомство от нападения обитателей третьего «этажа» — разбойных отрядов окуней. А если вглядеться внимательно, то увидишь и четвертый — силуэты крупных рыбин. Это зубастые щуки. Все четыре «этажа» следуют одним курсом, сближаясь с другими стаями, но никогда не соединяясь.

В стаях кипит жизнь, идет борьба за существование. Вот к первому «этажу» прорвались окуни, серебром брызнули перепуганные рыбешки и вместе с нападающими скрылись в глубине. Не успели исчезнуть следы на воде, как стадо сорожек вновь у поверхности воды и движется в прежнем направлении. Щуки-пастухи ведут себя солиднее, они терпеливо ждут своего часа. Устали, проголодались сорожки и двинулись к отмели. Вмиг расходятся «пастухи», незадачливых рыбешек ждет щучья засада. Снова бурлит вода, щучьи удары следуют один за другим, в разные стороны мечутся сорожки, а окуни, как верные пастушьи собаки, стараются удержать их у берега. Но под горячую руку достается и зазевавшимся «собакам». Переполох длится минуту, стадо и «пастухи» исчезают, наступает тишина, и снова на поверхности воды появляются серебристые спинки плотвиц. За длинный погожий северный день такие баталии повторяются не раз.

Кто хитрее — как бы спрашивает автор читателя в очерке «Сороги? Окуни? Или щуки?» И утверждает: конечно, щуки.

Сорожка сорвалась с крючка, упала в воду, почти не распугав рыбешек,— стайка по-прежнему крутится возле крючка с насадкой. Рыболов терпеливо вылавливает сорожек, метит их и выпускает в родную стихию. Но это ничему не учит глупых рыб: познав укол, побывав в руках человека, сорога снова хватает насадку. Подобная же экзекуция с окунями показывает, что они осторожнее и память у них длиннее, хотя хватает ее только до следующего дня. Наступает очередь щук. Длительное общение с обитателями озера позволяет досконально узнать места щучьих засад.

Мимо засад тихо плывет лодка, у щучьих морд играет блесна. Хватки следуют подряд. Хищники награждаются метками и, получив свободу, как правило, возвращаются в свою засаду. При новом заходе нападений на блесну значительно меньше. Но стоит только опустить блесну другого цвета, как щуки вновь бросаются на приманку,— и так до тех пор, пока не иссякнет запас блесен. Далее щука игнорирует усилия рыболова, но с азартом охотится за сорогой и окунями.

В очерке «Вершины» и «Берестяной поплавок» автор с теплым юмором повествует о своих попытках наладить не только дипломатические контакты, но и товарищеские отношения с хищниками таежного озера. «Переговоры» ведутся на базе дарового угощения. В озере много «вершин» — так здесь называют завалы из упавших в воду деревьев. «Вершины» — любимые места щучьих засад, нагула сорожек и мелких окуней. Часами может стоять затаившаяся щука, не реагируя на резвящихся рыб, но на привязанную к леске мягкой проволокой и неестественно трепыхающуюся рыбешку нападает без промедления.

Приняв несколько таких подарков, щука уходит. Возможность поживиться на дармовщинку получает следующая хищница. Этот эксперимент проделывал автор изо дня в день, в строго определенные часы. У него появилась разумная надежда развить у своих подопечных новые рефлексы. Но не тут-то было! Стоило глупым сорожкам покинуть «вершины», как вслед за ними потянулись, оставив даровой стол, неблагодарные щуки.

Как в океане, море, больших и малых реках, существует миграция рыб и в таежном озере. Путем скрупулезных наблюдений и сопоставлений автор определяет щучьи тропы, «столбовые» дороги, охотничьи угодья, границы владений отдельных уникальных особей.

Онегов рассказывает о способности щук возвращаться после принудительного переселения в обжитые места, проходя при этом солидные расстояния и не соблазняясь лучшими местами для охоты. Были здесь и своеобразные рекорды. Отловленная в пересыхающем озере щука оказалась с меткой основного озера. В озерцо она пришла по узкой протоке. Странница вновь была выведена в озеро, но через день снова оказалась в облюбованном озерце — за полтора километра основного. За такой беспримерный подвиг ей был пожалован титул чемпиона, этим же словом назван очерк о миграции рыб.

Уходит короткое северное лето, близится прощание с таежным озером. Месяцы спартанской жизни в заброшенной избушке, наблюдения за обитателями подводного мира позволяют снять пелену таинственности, окружающей озеро. Пришло время развеять легенду о подводном хозяине — добром, но бережливом Чертушке. Простое и ясное объяснение предлагает автор в заключительном очерке «Эшелоны щук».

В озере много засад, но еще больше (причем в несколько раз) щук. И хищники по-своему решили вопрос перенаселения. Активная жизнь на озере начинается весной. Сперва на нерест спешат молодые щуки. Отдохнув, первый эшелон занимает посты в засадах и начинает активно охотиться. Насытившись, первый эшелон уходит в глубину, уступая место второму, более солидному по возрасту. И так эшелон за эшелоном, с интервалом в несколько дней, пока не настанет очередь первого эшелона вновь занять места в охотничьих угодьях...

По чуть заметной тропе рыболов впервые выходит к берегу таежного озера. Оно встречает его глухими ударами щук, желанным жором. Начинается интенсивная, азартная охота. День, два с озера берется щедрая дань. Но пустеют щучьи засады, а до смены по «расписанию» еще далеко... Поверит ли в этот момент пришелец пророчеству, что от него отвернулся Чертушка? Вполне возможно! Да еще поведает легенду другому, украсив ее чуточку рыбацкой фантазией...

Первый утренний морозец. Первый иней на пожухлой, поредевшей траве. Автор с грустью расстается со ставшим ему родным таежным озером. Последний взгляд на старую избушку, на тихую гладь воды. И, как бы прощаясь со своим хорошим гостем, в последний раз на поверхность выплеснулась стая сорожек, и, расходясь по сторонам, тают, тают следы на воде...

А если вы не видите себя без сплавов по рекам, вы любите активный отдых рафтинг и прочите развлечения на свежем воздухе.

28-06-2012, 22:31

Также рекоммендуем почитать:
  • Атака щуки на середине озера
  • Блесна для ловли щуки
  • Беклемишевские озера
  • Пялозеро
  • Конец Чудо-озера

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.