За форелью


Весна принесла мне много неожиданностей и впечатлений. Вчера получил из Калининской области письмо о том, что в реке Сереженке водится форель. Что-то не верится. Форель — обитательница горных речек с холодной чистой водой и каменистым дном. А тут — какая-то речушка в Калининской области.

За форельюИ вот решаю: еду на Сереженку за форелью. Маршрут не сложен. Поездом Москва — Рига до станции Нелидово и оттуда автобусом около 35 км до селения Бибирева. 21 апреля. Вот я и на месте. Раннее утро, солнце и тишина. Безоблачное, глубокое небо. В тишине заливаются жаворонки. Радостно слушать такую знакомую и каждый раз новую песню. В ветвистых липах шумят грачи. У них хлопоты в полном разгаре. Скворцы заботливо хлопочут у скворешен. Забыта шумная жизнь города. На душе спокойно и легко. Кажется, сбросил с плеч десяток лет...

Метрах в двухстах от нашего домика течет река Сереженка. Район Бибирева богат водоемами. Самая большая река здесь — Западная Двина (Даугава), потом приток ее — Белеса — и впадающие в нее реки и ручьи, из которых наиболее интересны За-крапивня с топкими заболоченными берегами, Сереженка и Каменка, а восточнее Бибирева, примерно в 35 км,— река Межа и ее притоки.

По рассказам местных рыболовов, во всех этих реках, кроме Сереженки, форели нет. Откуда же появилась форель именно в этой речке? Объясняли это так. У помещиков в Воронове имелся громадный пруд, в котором он и развел форель. Со временем земляная плотина разрушилась, вода ушла из пруда, вместе с водой ушла в Сереженку и форель.

Сереженка небольшая река. Начинается она в 25 км к северу от Бибирева у деревни Нижнее Подвязье. Речка очень извилиста. К берегам подходят хвойные леса с островками белых нарядных берез. Изредка лес перемежается с лугами. На каменистых мелких перекатах течение быстрое. В омутах, местами глубиной до 3—4 м, течение медленное.

Сереженка не широка: ближе к истокам — 4—5 м, в среднем течении — 8—10 м. Есть два омута глубиной до 6 м. Вода чистая, прозрачная, так как питается Сереженка множеством ключей и ручейками с родниковой водой.

23 апреля. Стоит хорошая, теплая погода. На полях снега уже нет. Сохранился он местами в лесах, низинах, по берегам ручьев. Вода в реке уже совсем светлая. Сегодня я решил половить на ближайшем омуте. Я наживил червями и закинул две удочки. Какая благодать вокруг.

Потихоньку булькает вода у впадающего в омут переката; далеко в лесу на другом берегу кукует кукушка. Изредка, еще робко, как бы пробуя, щелкнет соловей. У самого берега на мели стайками плавают маленькие рыбешки с темными спинками, с чуть заметными черными крапинками и более светлыми брюшками. Раньше такую рыбку я никогда не видел и не знал о ней. Местные жители называют ее горкушей.

Поправив червей, перезакинул удочки. И опять тишина. Поплавки без движения.

Солнце было уже на закате, и я решил, что пора собираться домой. Но в это время на одной из удочек поплавок дрогнул, чуть продвинулся и остановился. Через несколько секунд движение повторилось. Сначала мне показалось, что это поклевка плотвы, но нет — поплавок уверенно пошел в сторону, не погружаясь в воду. Подсекаю. Несколько секунд неожиданного упорного сопротивления — и вот, вместо предполагаемой плотвы, передо мной... форель!
Возбужденный этой удачей, через десять минут я был дома и делился своими впечатлениями с сыном. Форель в реке есть. Значит, ловить ее будем!

В моем «первенце» оказалось 420 г.

Встретил местного рыболова Василия Никитича. Он предложил мне вместе половить рыбу. Условились в ближайшие дни идти на рыбалку.
2 мая. Сегодня идем за форелью. Удочки проверены, все подготовлено. Пришел Василий Никитич. У него одна удочка с длинным березовым удилищем метра четыре длиной. Леска — жилка 0,4, маленький самодельный поплавок из пробки и крючок № 8.

Мне показалось, что длина удилища и прочность лески не соответствуют условиям ловли. С таким удилищем насадку можно забросить чуть ли не на противоположный берег, а леска совсем не для рыбы весом 150—200 г (по рассказам, таков средний вес форели в Сереженке).

Василий Никитич, отпустив крючок с насадкой от поплавка так, чтобы он чуть не доставал каменистого дна, забрасывал насадку у начала переката и либо шел по берегу вслед за плывущим поплавком (если позволяли кусты), либо перезабрасывал удочку несколько раз, стоя на одном месте.

Устав от многих безрезультатных забросов, я понемногу отстал от Василия Никитича и сел на берегу омута в прогалке между кустами ольшаника. Забросил две удочки и закурил. Совершенно неожиданно поплавок резко ушел под воду. Едва я успел схватить удилище, в горячке сделал сильную подсечку — и пустая леска взвилась в воздух.

Долго не мог я успокоиться. Наконец, взял себя в руки и уже внимательнее стал следить за поплавком второй удочки. И все-таки чуть не прозевал поклевки. Поплавок так же внезапно нырнул под воду. Однако удилище было у меня в руках. Легкая подсечка — и я почувствовал упорнейшее сопротивление. Испуганно мелькнула мысль: не выдержит леска! Несколько минут продолжалась борьба. Но вот сопротивление рыбы ослабло, и я подвел ее почти к берегу. Я увидел большую форель. Как взять ее? Со мной ни подсачека, ни багорика. Выход один: как можно ближе дотянуться рукой по леске до форели и выбросить ее на берег. В тот миг, когда я почти добрался до рыбы, она сделала сильный рывок и, блеснув в воде серебристой молнией, исчезла.

Ошеломленный, я стоял и смотрел то на оборванную леску, то на воду, в которой так неожиданно исчезла красавица рыба. И ругал себя. Ругал за то, что не взял с собой багорика. Но мог ли я думать, что в Сереженке есть такие крупные экземпляры?!

А вообще сейчас планирую взять туры в Прибалтику и отдохнуть хорошенько. Продажа туров в Прибалтику — Литву здесь www.las-flores.ru

За форелью6—9 мая. Вот уже несколько дней я определяю, в каких местах и как надо ловить форель. Мои попытки удить на перекатах ни к чему не привели, а в омутах я поймал лишь одну форель. Да две сорвались... Где же? Решил подняться по реке километра на три и, идя по течению, ловить и на перекатах, и в омутах.

10 мая. Беру с собой одну двухколенную удочку. Леску поставил 0,3, крючок № 4. Легкий, маленький поплавок сделал из пробки: он менее заметен на воде, что при осторожности и зоркости форели имеет немалое значение. Багорик, запас лески и крючков— с собой. Насадка — обыкновенные черви, но довольно крупные.

10 мая. Рано утром я был на реке. Вышел к перекату, с которого и начал ловлю. Осторожно зайдя за крайний куст, закидываю. Поплавок ушел за кусты, я слежу за ним сквозь просветы. На какой-то момент теряю его из виду и в это время чувствую толчок. Вывожу на чистое место рыбу и выкидываю ее на берег. Пеструшка запрыгала на траве.

Обойдя омуток, я подошел к кустам ольшаника, забросил из-за них. Поплавок тотчас исчез в воде. Подсечка — и вторая форель на берегу.

Последующие забросы ничего не дали. С каждым забросом я убеждался, что ловить на перекатах нужно скрытно, из-за кустов, без резких движений. Подсекать следует немедленно после погружения поплавка в воду. Хватка у форели резкая и верная. Медлить нельзя, иначе она глубоко заглатывает крючок. Только самая первая пойманная мною в омуте форель ввела меня в заблуждение своей поклевкой, похожей на поклевку плотвы.

Места стоянок форели для меня еще не совсем определились, но уже ясно, что лучшие из них — на перекатах с быстрым течением, в местах более глубоких и обязательно под нависшими кустами, под самым берегом, на поворотах, где перекат переходит в омуток. Кажется, что форель стоит как бы в засаде и оттуда стремительно бросается на плывущую мимо насадку.

Однажды ловил я в омуте. Долго поклевок не было. Желая проверить насадку, я взял удилище и стал его поднимать. Поплавок неторопливо приближался по поверхности воды к прибрежной траве, как вдруг исчез под водой, и после подсечки форель заходила на удочке. Через минуту я ее снял с крючка. Этот случай подсказал мне, что надо использовать подтягивание насадки к себе не только в омутах, но и на перекатах. И это подтвердилось при дальнейшей ловле.

14 мая. Несколько дней, хотя и с перерывами, шел дождь. В Сереженке вода прибыла, помутнела. Но сегодня вновь сияет солнце. Составлен план на завтра: иду вверх по реке километров шесть за деревню Сережино, от которой, по-видимому, река получила свое название. Оттуда, как и раньше, буду спускаться вниз по течению.

Идти решил на рассвете, чтобы к восходу солнца быть на месте.

15 мая. Рассвет еще чуть брезжил, а я уже шагал по дороге. Издали доносилось кукованье кукушки. Справа, в зарослях кустарника на опушке большого леса, начинали свои песни соловьи.

За форельюВот и Сережино. Я спустился вниз и вышел на берег, заросший кустами. Ширина реки совсем незначительная — 4—5 м. Сжатая крутыми берегами, вода в речушке быстро бежит вниз С первого же заброса последовала поклевка. Когда после подсечки я почти вывел, наконец, форель на поверхность воды, она вдруг бросилась под кусты противоположного берега, и я почувствовал, что она завела за куст: леска не подавалась, форель стояла на месте. Осторожно ослабил я леску — и сразу она пошла против течения.

Все мои усилия были направлены к тому, чтобы удержать форель на небольших участках чистой воды, не дать ей уйти под кусты. Это мне удалось. Подведя рыбу к берегу, я ее под-багрил. Восемьсот семьдесят пять граммов! Только сегодня я узнал, что такое крупная форель на крючке! Между прочим, это единственный случай, когда мне удалось поймать такую форель на быстрине. 26 мая. Сегодня решил ловить только в омутах.

Я уже наблюдал, что клев форели почти равномерен от восхода солнца до заката и уменьшается только с 12 до 2 часов дня.

Я вышел из дома в 8 часов утра и скоро был на берегу омута. Несколько кустов ивняка давали возможность подойти незамеченным, сесть и удобно забросить насадку. Через 10 минут поплавки трех больших удочек лежали спокойно на воде.

Прошло много времени, и никакого движения. Сменил насадку. Вот поплавок на крайней удочке глубоко ушел под воду. Едва я успел схватить удилище, как леска натянулась и я с трудом сдержал стремительный рывок форели. Быстрота движений, сила рыбы были удивительны. И никаких свечек, кувыркания, рывков. Идет и идет, невидимая, под водой, все с той же силой, держа в напряжении и рыболова, и удилище, и леску.

Но сопротивление ее постепенно слабело, и через несколько минут она, подбагренная, лежала на берегу.

Было уже около полудня, и я подумывал кончать ловлю, как вдруг правее куста, за которым я сидел, раздался сильный всплеск. Взглянув туда, я увидел на воде широкие круги. Что это? Щука? Но их здесь нет. Быстро взяв одну удочку, я очень осторожно перебрался к месту всплеска и. так же осторожно забросил ее.

Прошло минут десять. Чуть правее места первого всплеска вновь по воде пошли большие круги. Быстро я перебросил туда насадку своей удочки, и не успел еще поплавок лечь на воду, как почувствовал поклевку. Теперь я уже спокойнее и уверенней вываживал крупную рыбину. Ходила она так же, как и первая, глубоко под водой и так же сильно.

Первая пойманная форель была весом 1 кг 200 г, вторая — 850 г.

21 июня. Вот и кончается мое ужение форели. Пора в Москву. Жаль уезжать, но я доволен. Доволен и практическими результатами ловли, и живописнейшей речушкой Сереженкой, сохранившей в себе не обитающую в реках Подмосковья красавицу рыбу.

Спасибо тебе, красавица речка!

29-06-2012, 18:19

Также рекоммендуем почитать:
  • Рыбалка на карпатских реках
  • Крупная форель во время зимней рыбалки
  • Ловля форели на песчаных отмелях реки
  • Ловля форели в Карпатских горах
  • На Красной поляне на красную икру

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.