» » Рыбалка на Каме и Прикамских озёрах

Рыбалка на Каме и Прикамских озёрах


По большой воде. За полторы-две недели уровень Камы повышается на 4—5 м. Затапливаются луга, острова, низинные перелески. Образуется множество заливов. И там, где нет течения, вода остается достаточно светлой. Здесь собирается рыба. Ее гонит не только инстинкт размножения. После зимнего «поста» она откармливается червями, вылезающими из затопленной почвы, насекомыми, падающими с кустов и деревьев.

Рыбалка на Каме и Прикамских озёрахКонец апреля. Едва по реке прошел лед, мы с товарищем на двух весельных лодках направились в Григоровскую курью, по пути прикупив местному егерю джинсовая одежда, он просил нас в прошлом году. Пересекли Каму и оказались в тиховодье. На зеркале курьи повсюду видны неуспевшие растаять большие льдины. Зашли в ближайший залив, берега которого покрыты мелким осинником, березняком, кустами шиповника. Вода только что начала затапливать их, местами глубина не больше 30—40 см, но рыба уже тут. Издали видно, как она резвится: режет воду плавниками, выпрыгивает. Здесь и надо удить.

Поскольку на лодках добраться до выбранного места невозможно — распугаешь всю рыбу, тем более нет ветра, вода совершенно спокойна,— выбираемся на берег и тихо подходим к кустам, около которых видно и слышно больше всплесков.

Удилища у нас легкие, длиной по 3 м. Леса лишь немного длиннее удилища, диаметр ее 0,3 мм, крючок № 4 или 5. Поклевки крупной рыбы нередки, да и клев весною не тот, что в глухую зиму. Даже сорога берет почти так же верно и резко, как окунь. Насадка — земляной червь.

Поплавок — маленький грушевидный, соответственно ему и грузильце, чтобы насадка падала в воду тихо, без сильного всплеска. Мы предпочитаем поплавки из осокоря: они в воде ничем не выделяются среди плавающего древесного мусора и даже на самом мелком месте не отпугивают рыбу.

Я устроился за кустом, рыбе меня не видно. Едва насадка упала на воду, как последовала поклевка. Покачнувшись, поплавок пошел в сторону и сразу же скрылся под водой. Подсечка — и на берегу сорожка, упругая, сверкающая особой, предбрачной, красотой.

Поклевка за поклевкой, по сторонам смотреть некогда. Но любопытство заставляет взглянуть на товарища, стоящего метрах в десяти от меня. Что за оказия? Он вытаскивает не только чаще, чем я, но и рыба намного крупнее. В чем же тут секрет?

Товарищ, уже имеющий опыт ловли по вешней воде, хоть и с сожалением но сразу отрывается от удачного клева, идет к моей удочке, берет ее, рассматривает насадку и говорит:
— Так оно и есть, как я думал. Ты берешь мелких червей, а нужны солидные, сантиметров по 8—10, чтобы конец был длинный, верткий. Ты, брат, не смущайся тем, что клюет в большинстве сорога. Она, наголодавшись за зиму, выбирает, что пожирнее, пообъемистее. Да и язика и подлещика тебе поймать хочется?

Дело у меня сразу пошло лучше. Правда, пустых подсечек стало больше — ельцы и сорожья мелочь не могли заглатывать крупную насадку, но зато сорога пошла отборная. Хватил и подъязик, вскоре и другой, затем окунь.

Незаметно наступил вечер. От кустов пошли длинные тени. Поклевки участились, рыба стала крупнее. Но вот беда — не виден поплавок. Товарищ подсказывает:
— Привяжи белый, у меня есть запасной, пенопластовый.

Лишь когда совсем стемнело, прекратился клев, и мы, уже на утренней заре, добрались домой...

К следующему выходному вода в Каме прибыла почти на 2 м. С трудом разыскали светлую воду. Кругом — всплески рыбы. Легкий ветерок медленно несет наши лодки по кочковатым лугам. Мы закидываем удочки по сторонам лодок, беспрерывно перебрасывая насадку. Поплавки то и дело уходят в воду. Попадаются сороги, ельцы, изредка окуни, не отказываются от червя и мелкие, с четверть, жерешки, которых мы отпускаем на волю с напутствием подрасти и попасться позже на спиннинг.

Заплываем в лесок. Тихонько, без бульканья, перебирая веслами, двигаемся по широким коридорам между осинами и елками и ищем стоянки, вернее жировки, подъязка. Настоящий язь будет брать позднее, когда кончится нерест. Заметили возле затопленных кустов чьи-то шумные всплески. Закрепив лодки, забрасываем червей туда, где ходила рыба. Поплавки, как и на мели, привязываем на 40 см от крючка. Стараемся, чтобы лодка не колыхалась, не поднимала волну. День снова радует рыболова. Берут подъязки от 200 до 500 г, но чаще попадается крупная сорога. Клюет совсем рядом с кустами, над затопленными ветками. На чистых местах поклевки редки — ведь там корма нет.

Вдруг — авария. Крючок зацепился за куст. Я, по неопытности, отвязал лодку и поплыл к месту зацепа. Крючок освободил, а рыбу отпугнул. Уж лучше бы порвать лесу!

Поехали дальше, от одного куста к другому, от дерева к дереву.

Успешной была и эта рыбалка. Привезли мы главным образом подъязков.

Через неделю зацвела черемуха.

Рыбалка на Каме и Прикамских озёрахЛодка стоит под одним дуплистым «сугробом», насадка ложится рядом с другим. Как же чудесен аромат!

На этот раз в улове появились и настоящие язи, и подлещики. А сороги не стало. Она выметала икру и, видимо, болела, не брала.

Уже десять лет я занимаюсь уженьем по большой воде. Ловлю рыбу и в плохую погоду — в дождь, в сильные ветры. Даже в ненастье можно иметь приличный улов, нужно только искать затишье и светлую воду. Успех поджидает там, где вода наступает на берег, заливает его.

Опыт накоплен как будто немалый. И все же я чувствую, что предела здесь нет. Если сорогу удается хорошо половить почти всегда, то о подъязке этого не скажешь; не каждый раз его найдешь, даже при хорошей погоде. Это тем более загадочно, что рыболовы, ловящие весной на небольшие, по 3—4 крючка, подпуска, нередко выуживают хороших язей и лещей на слабом течении меж кустами, на глубине 1—2 м, где вода более мутная, чем на тихом разливе. Выходит, что леща и язя можно удить еще до нереста поплавочной удочкой.

То же и окунь. Он попадает нам как-то случайно, вместе с сорогой,— ловится и до нереста и после брачной игры. Вешние его пути нами так пока и не разгаданы.

При ужении на большой воде мы не пользуемся никаким прикормом. Да и зачем он, если рыбу к берегу привлекают черви и насекомые, в изобилии попадающие в воду? Лучшая насадка — подкожурник (личинка короеда); его любит подъязок, неравнодушна к нему и крупная сорога.

И еще надо отметить одно из достоинств весенней рыбалки — отсутствие на разливе ерша, так сильно портящего настроение всем рыболовам.

И еще один совет: как можно меньше шума во время ловли! Одно неосторожное движение в лодке, стук, сильный всплеск весла, треск от сломанной ветки, а так же движущаяся тень на воде — и место, где ходила и клевала рыба, становится пустынным.

С тонущим поплавком. Кому из нас не приходилось попадать в незавидное положение персонажа крыловской басни «Лисица и виноград»? Подходишь в летний день к озеру, видишь, как стайки рыб плавают в поисках корма по зарослям кувшинки и элодеи, а насадку и понюхать не желают. Под самый нос подведешь сороге или подъязку самого аппетитного червячка — и никакого внимания. Изредка только рыбешка посмелее ткнет насадку, даже не разевая рта, и спокойно отправляется дальше. Наденешь на крючок кусочек теста или хлеба — та же история. Не выручает и кузнечик — щипнут его нехотя раз-два и бросят.

Рыбалка на Каме и Прикамских озёрахОт таких горьких переживаний меня избавила ошибка при налаживании поплавочной удочки. Грузило оказалось тяжеловатым и червяк не повис, как было намечено, на той глубине, где плавала рыба, а медленно пошел ко дну. Вдруг погружающийся поплавок стал дергаться из стороны в сторону и вскоре быстро пошел вниз. Результат — хорошая сорожка. Второй заброс— такой же. Третий, восьмой, десятый... Та же самая рыба, которая полчаса назад словно не замечала червя, теперь наперебой хватала его.

Все ясно: рыба опасается неподвижно висящей насадки. Вслед за этим я сделал вывод, что обычный поплавок тяжеловат для нового приема ужения, и заменил его небольшим кусочком осокоревой коры, содрав с него верхний, потемневший, слой. Ловля с таким поплавком пошла еще успешнее.
Тонущий поплавок дает возможность ловить одновременно и верховую и донную рыбу. Пока насадка идет (обязательно медленно) ко дну, ею соблазняются плавающие выше сороги и подъязки, а внизу поджидает окунь.

Ловля возможна лишь в стоячей и светлой воде, когда нет ряби от ветра. Леса жилковая 0,3, крючок — № 3 или 4. Поплавок привязывается так, чтобы он был виден, пока насадка идет до дна. Насадка — червяк. Удилище — до 3 м длины, максимально легкое. Леса длиннее удилища примерно на 1 м. Место заброса — около кустов, в окна между водяными травами, у зарослей водорослей.

На одно место делаю не больше пяти забросов. Когда насадка опустится на дно, несколько раз приподнимаю ее на 20—30 см и снова опускаю. Все время приходится быть в движении. Устаешь, конечно, от ходьбы и долгого стояния, но усталость эта радостная и полезная для организма пенсионера; и забываю я о ней сразу же, придя домой.

С удочкой во время грозы. Смело иди на реку или озеро во время грозы — и будешь с удачей! Этот вывод я сделал за сорок лет рыболовной практики на Верхней Каме, в районе Березники — Соликамск.

Должен оговориться, что ужение в проводку, поплавочной удочкой и ловля спиннингом бывают успешны не во всякую грозу. Нечего делать рыболову, когда гроза сопровождается сильным и шквалистым ветром или затягивается на 2—3 часа. Хороши грозы кратковременные, при слабом ветре, еще лучше, если они следуют одна за другой, а между ними стоит тихая, теплая, солнечная погода.

...В начале июля я бродил со спиннингом на глубоких Новинских озерах. С утра было жарко, тихо, вода как зеркало. За два с лишним часа ни поклевки. Но вот на юго-западе появилась полоска туч, начавшая разрастаться, темнеть. По воде пошла рябь от ветра. Услышав далекие раскаты грома, я решил спрятаться от грядущего ливня в еловый лесок, но передумал: по-пробую-ка подразнить хищников блесной, когда им из-за ряби на озере не видно человека, стоящего у воды. И пошло!

Такого клева, какой был в этот день, я еще не видывал. Примерно часа за четыре были три непродолжительные грозы, в промежутках стояла солнечная тишь, но рыба брала только в дождь, когда поминутно сверкали огненные стрелы и кругом громыхало. Щуки и окуни хватали блесну у самого края прибрежных кувшинок и кустов элодеи и поэтому засекались слабо. Щуки были некрупные. Видимо, это объяснялось тем, что я, опасаясь коряг, вел блесну не по дну, а вполводы и поверху.

Ловил на блесну «Байкал» из красной меди, маскируя якорек кусочками алого сукна.

С той поры я несколько раз выходил со спиннингом на озера во время грозы и всегда приходил с хорошим уловом. Наиболее интенсивным бывает клев в грозу после длительной жаркой погоды.

Я не страшусь выйти на водоемы при приближении грозы. Она несет, как правило, незабываемое чувство острой, волнующей борьбы с крупной рыбой. А дождь не страшен — от него спасают резиновые сапоги, непромо-, каемая шляпа и надежный плащ.

4-07-2012, 21:52

Также рекоммендуем почитать:
  • Уроки на берегу
  • Рыаблка в кустах
  • За форелью
  • Мормышка - блесна или грузило?
  • Умение смотреть и видеть

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.