» » Рыбалка на в районе русла Днепра

Рыбалка на в районе русла Днепра


Толчком к написанию этих заметок послужил нечаянно подслушанный разговор. В автобус вошли и сели напротив нас две женщины: одна помоложе, другая постарше. Они разговаривали о чем-то, но смысл разговора ускользал от меня. И вдруг слышу:

— Вы не слыхали о Киржаче за Орехово-Зуевом?
— Моя соседка жила там прошлым летом. Говорит, что очень хорошо: кругом лес и речка рядом. А что?
— Да хотим летом поехать туда. Мой отец узнал, что там хорошо ловится рыба, и ни о каком другом месте слышать не хочет. Расспросите, пожалуйста, соседку...

Рыбалка на в районе русла ДнепраЭти случайно услышанные слова живо напомнили мне наши постоянные весенние разговоры. Летний отдых без купания и рыбной ловли казался в нашей семье просто немыслимым. С раннего детства я люблю рыбную ловлю, но кто и как учил меня — не помню. Мне кажется, что я всегда умела ловить рыбу.

И маленькой и уже взрослой я вспоминаю себя шагающей на рыбалку то с отцом, то с братом, то в большой компании. Весело и легко. Поем под шаг какой-нибудь маршевый мотив или на соревнование «кто больше вспомнит» читаем наизусть почему-то «Песнь о вещем Олеге» Пушкина.

Интересная подробность, видимо, знакомая многим рыболовам: рыба ловилась рядом, но мы считали необходимым «в целях краеведения» шагать куда-нибудь вдаль. Живя на берегу старого русла Днепра, где прекрасно ловилась всяческая рыба, шли за несколько километров на самый Днепр, хотя там поймать рыбу было значительно труднее. С берега Черного моря у Кабардинки, где вылавливали забавных окуней, у которых голова была больше всего остального тела, и другую, незнакомую нам, рыбу, которая кусалась, мы шли искать речку с форелью.

Продирались прямиком сквозь заросли с холма на холм и, в достаточной степени ободранные, убеждались, что речка почти пересохла и форели никакой нет. Обратно возвращались по чудесной и ровной дороге, которая, как выяснилось, вела к этой же речушке. Над нами посмеивались: «дурная голова ногам покоя не дает». Но это нас ничуть не смущало, и мы снова пускались в путь — теперь уже в поисках озера где-то за перевалом.

И так каждое лето.

И то, что рядом были мужчины, создавало спокойную обстановку. Все трудности ложились на мужские плечи.

Когда я лишилась отца, а позднее и брата, положение изменилось. И хотя летом безудержно тянуло к воде, все было «не то». Смущало, что встречные с удивлением смотрят на тебя, если на плече твоем удочки. Сидишь на берегу, и если мимо проходят мужчины (даже рыболовы, что особенно обидно!), то обязательно скажут что-нибудь насмешливое. Это портило настроение.

Наконец судьба мне улыбнулась: я попала на озеро Селигер, где довольно скоро признали меня за рыболова и не удивлялись.

Но тут возникла новая трудность. Рыбы много, а ловить ее можно только с лодки. Грести я умела. Однако озеро порой бывало таким бурным, что ездить одной было страшно. Пришлось срочно «выращивать» себе товарища по ловле.

Рыбалка на в районе русла ДнепраПригласила погостить одну учительницу. Ни грести, ни ловить рыбу не умеет, даже воды побаивается. Началось обучсние. Научилась грести (а это не очень просто на рыбацкой лодке без уключин!). Потом пришлось преподать ей «хитрую» науку: как насадить червя, как закинуть удочку, как узнать, клюет или не клюет, как тащить рыбу. И самым трудным оказалось отучить бояться червяка!

Но, как только были пойманы первые рыбки, а однажды упущен хороший подлещик, моей компаньонкой овладел такой азарт, что уже не я, а она торопила ехать на рыбалку. Неприязнь к червяку была забыта. Все пошло на лад. Но увы! Ей надо было уезжать.

Через некоторое время появляется у меня новая «ученица»: А. Ф., художница по профессии. Опять начинаю свою «науку». И опять насаживаю червя на чужой крючок. Наконец моя ученица выучилась ловить рыбу, энергично копает червей да еще выискивает пожирнее да потолще.

Гребет отлично. Но осталось у нее единственное затруднение — не могла снять окуня с крючка. То и дело раздается по тихому озеру: «Катя, сними!» Узнав об этом, наш хозяин подал А. Ф. ценный совет, который и мне пригодился: «Ты,— говорит,— просунь палец окуню в рот и постарайся протолкнуть крючок поглубже, да так, чтобы он сел на палец. А тогда спокойно тащи крючок». Крик «Катя, сними» стал раздаваться все реже и реже и только в самых трудных случаях.

Моя милая художница не могла не увлечься озером. Оно и днем было привлекательным, но вечерние зори окрашивали и озеро и облака в такие интересные и постоянно меняющиеся краски, что мы немели от восторга. Поездки были наслаждением. Иногда А. Ф. «изменяла» рыбе, брала мольберт и кисти, устраивала мастерскую на носу лодки и погружалась в рисование.

Мы не раз получали хорошие уроки от нашего озера. Надвигается туча, а из-под нее всегда ветер — это мы давно заметили.

— Пора ехать, туча на горизонте,— раздается мой благоразумный голос.
— Успеем! — бодро отвечает моя спутница.

И не раз случалось, что, как только мы вынем свой якорь, ветер тут же загоняет нас в камыши. И камыш, который так щедро одарял нас рыбой, превращался в лютого врага, бравшего нас в плен. Лодка тяжелая, большая, упор для ветра хороший, по озеру бегут уже волны, а мы путаемся веслами в камышах и ни с места. Тут и шест пускаем в ход, отталкиваемся...

Наконец напрягаем все силы, с трудом выбираемся на чистую воду, дружно нажимаем на весла и, конечно, под проливным дождем, возвращаемся домой.

В гребле у нас были точно распределены обязанности: А. Ф. гребла передней парой весел — спиной по ходу лодки, а я с кормы второй парой — лицом. Навык ритмичной гребли часто выручал нас. Однажды забросили мы удочки в «заливчики» камыша — в таких местах всегда хорошо клевало — и отрешились от окружающей обстановки.

Гром! Удивленно поднимаем головы. С трех сторон движутся тучи, поднимается ветер. Вот так сюрприз! Ехать домой уже поздно. В тихую погоду на такой переезд надо не меньше двадцати минут, а в грозу и ветер? Пришлось выбираться на берег В небе круговорот из туч. Резко потемнело. Исчезли птицы. По темной воде озера побежали беляки. Красиво и жутко!

Натянули плащи и сапоги, которые научились брать с собой, и встали под небольшое деревце. Да, в грозу хочется спрятаться не только птицам.

Дождь льет всерьез. Шумит озеро, шумят деревья. Удары грома прямо над головой. Приключение становилось неприятным. Сколько мы так простояли,— не знаю.

Но вдруг чирикнула какая-то птица. Посветлело, и дождь стал тише. Вышли из укрытия, глянули на воду и ахнули. Озеро разволновалось не на шутку. Призадумались. Оставаться здесь совсем не интересно: берег болотистый, неуютный. Подумали, подумали, да и решили рискнуть. Качало сильно, ветер и волны сбивали с привычного ритма, вырывали весла из рук...

И только после нескольких таких уроков мы научились возвращаться домой с первыми крупными каплями дождя.

У рыбы вкус не сходился с нашим. Селигерская рыба любит не гладкую поверхность воды, когда так приятно наблюдать за малейшим движением поплавка, а волнение, пусть даже легкое. Стоит пробежать по тихой воде моторной лодке или катеру, обязательно на волне начинается клев. А иногда мы сами «ворошили» кончиком удилища воду. Только появились крохотные волночки, и тут же любопытный окунек на крючке! Так что не всегда волны были нашими врагами...

Рыбалка на в районе русла ДнепраСмотрим в окно: идут волны на наш берег. Удача! Это «ле-щёвые» волны. Лишь бы выгрести против волн и суметь закрепиться! Но уж если отплывали метров на пятнадцать-два-дцать от берега, улов был богатый: лещи любят прибойную волну. А если утаскивали нас волны вместе с якорем (и так бывало), так к дому, а не в «открытое море». Всем хороша была моя верная спутница, но ее горячность привела к трагедии.

Когда у А. Ф. клевало, она так энергично выдергивала удочку из воды, что рыба летела через лодку или, что значительно хуже, мне в лицо. Увлечешься ловлей и не смотришь на подружку. Вдруг удар по щеке — подлещик! Уговаривала: «Не горячись!» Но это не помогало.

Поехали мы однажды, как обычно, на вечернюю зорьку. Засиделись до темноты. Я сложила удочки, выбросила на приваду остатки червей и хлеба, задумалась о чем-то. А приятельница моя решила последний разок закинуть удочку. То ли ветер подул в мою сторону, то ли А. Ф. неудачное направление выбрала в темноте, но я повернула голову как раз навстречу стремительно летящему крючку.

...Операционный стол. Глаз спасти не удалось. Заражения, к счастью, не было.

Меня часто спрашивают: «Неужели вы и теперь будете ловить рыбу?» И я твердо отвечаю: «Конечно! Лишь бы видеть поплавок». Кто возмущается, кто удивляется. А чему? Как можно отказаться от любимого спорта?!
Очень трудно переживает этот трагичный случай моя приятельница. И хотя она уверяет, что ни за что не будет больше ловить рыбу, надеюсь, что время излечит и ее и мы снова будем наслаждаться чудесной гладью любимого озера или бороться с его волнами.

Нужно только научиться терпению и осторожности при ловле рыбы в одной лодке.

А если вам требуется купить шины б/у недорого, тогда обращайтесь в компанию buyshina.com.ua.

3-10-2012, 23:56

Также рекоммендуем почитать:
  • Уроки на берегу
  • Рыбалка на озере Смолино
  • Как я полюбила рыбалку на спиннинг
  • Недобрый день
  • Резина помогла

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.