» » История одной авантюры

История одной авантюры


В связи с тем, что жизнь явно начала налаживаться - духота спала, рыбка разыгралась, к мошке и комарам попривыкли, а с муравьями почти подружились, не только исчезли мысли о досрочном отъезде потому как авиабилеты в Стамбул были уже куплены, а и появились новые, прямо противоположные - о продлении нашего вояжа еще на несколько дней. Этой перспективе не обрадовался только Саня - ему реально светило встретить на Ахтубе свой грядущий день рождения, а он к этому был явно не готов. Не хватало ему моей закалки - за шесть последних лет я пять «днюх» встретил или на Ахтубе, или по дороге туда-обратно. Решение повисло в воздухе, но при любом раскладе нужно было немножко пополнить наш стратегический запас противовоспалительной микстуры и подзарядить эхолот, а потому я отправился на базу «Успех», а компанию мне составил озадаченный Саня. Очень уж ему хотелось хоть одним глазком взглянуть на легендарную Парашкину протоку, до которой от «Успеха» было рукой подать.

Прибыв на базу, я нашел Робинзона, еще раз от души расшаркался перед нашим гуру и пристроил с его помощью эхолот на подзарядку. Далее мы вместе прошли через полупустую базу к источнику «огненной воды».... Ну, что сказать, ребята? Если хочется заработать похмелье, не выпив ни рюмки, то можно искупаться и на базах. А если нет, то лучше на всякий случай брать все необходимое с избытком. Лично я, увидев ценники, сразу почувствовал головную боль. Робинзон взялся меня задразнивать: «Дайте ему самой дешевой, посмотрите на него, ему все равно, он и так в муравейнике спит». Я и правда смотрелся экзотично в фешенебельном успеховском кабаке - в порванных в хлам шортах и босой... Самая дешевая микстура в пересчете обошлась по сто гривен за каждые пол-литра, и осознание этого навевало мысли об обусловленном несовершенстве мира, ведь раньше там все было гораздо демократичней. Но не становиться же извращенцами и запивать уху чаем?

Отчалив от базы, пошли в Парашкину протоку, мне тоже было интересно, что там сейчас творится? Несмотря на то, что течения в ее устье, по сравнению с прошлыми временами, действительно почти не было, а вся акватория в устьевой части была забита тополиным пухом, пейзажи все равно радовали - красивым это место так и осталось. По протоке мы прошли совсем немного, но было хорошо видно, что дальше вода была чистой, рыбка в ней все еще присутствовала, выдавая себя частыми всплесками. Но так как экскурсия у нас была только ознакомительной, а на «базе миллиона муравьев» в ненавистном одиночестве томился голодный Петрович, рыбачить мы там не остались, а, отметившись парой окуней, легли на обратный курс.

История одной авантюры Когда мы вернулись домой, время уже давно перевалило за обеденное, и чувство голода командовало подсуетиться с ухой. Разделка сома, понятное дело, оставалась за мной. Этим удобнее всего заниматься, подвесив рыбу вертикально, потому, присмотрев удобную ветку и достав необходимые инструменты, я приступил к процессу...

В следующий ниже текст и иллюстрирующую его картинку, я разрешаю плюнуть с максимальной пролетарской ненавистью всем «рыболовам-гуманистам». Чтобы не травмировать свою психику, они пока могут пойти перекусить чипсами, «мивиной», колбасой или чем другим по своему усмотрению. Уже не раз я признавался в том, как меня умиляют их рассуждения на тему «гуманного отношения к рыбе». Я совершенно не против принципа «поймал-отпусти», мотивов для того может быть множество, и всяко-разных, только я все никак не могу взять в толк, при чем тут гуманизм.

Я понимаю так: жалко рыбку - не рыбачь, а записывайся в ботаники. Мой товарищ, Макс, в свое время бывший заядлым рыболовом, вместе с которым мы выезжали на реку много лет, в один прекрасный момент перестал рыбачить и есть рыбу. Ну, просто как бабка пошептапа. На вопрос: «Почему?», - ответил: «Не знаю, наверное, рыбу стало жалко». И при этом он не перестал любить «отвисать» на реке, а просто снастей теперь с собой не берет. Это, конечно, загадочное явление, но я могу осознать, что и такое бывает. А обвешиваться красивыми словесными фантиками и рыбача (по сути, мучая рыбу), рассуждать о гуманизме... В этом я вижу что-то нездоровое. Ведь рыбалка - занятие хоть и глубоко естественное, но если вдуматься, все равно жестокое при любом раскладе. А остальное - пустая болтовня, ставшая нынче модной. Короче...

- Почему вы стали вегетарианцем? Вы, наверное, очень любите животных?
- Нет, просто я ненавижу растения!


История одной авантюры Так вот, сом должен быть живым. Первое, что нужно сделать и сделать это нужно быстро - перерезать артерию, идущую вдоль хребта, чтобы спустить кровь. Если этого не сделать, то мясо будет «кровавым», готовое блюдо будет и менее вкусным, и выглядеть менее эстетично, Для этого нужно сделать глубокий, до самого хребта, поперечный надрез на хвосте. Но не на самом кончике, а чуть повыше. Собственно, на этом тонкости разделки и заканчиваются, дальше все стандартно - потрошим, стараясь не повредить желчный пузырь, а дальше просто «раздеваем» нашу добычу, вырезая филе.

Для ухи повар-доброволец, он же гурман-диетолог, Петрович затребовал только филе, причем, лучшую его часть. Я бы, конечно, сделал все по-другому, но возражать не стал, на кухне, так же, как и на корабле - командует один. Я и сам не люблю советов типа «а давай, сделай...». Думаю, что правильно будет так: хочешь что-то сделать по другому - становись к станку и «давай» сам, а я сделаю так, как считаю нужным...

Оставшиеся части тушки я разобрал на филе и набор для другой, будущей ухи. Разложив все по полиэтиленовым мешкам, мы закопали их в мокрый и прохладный прибрежный песок. Вскоре подоспела и уха, а загруженная в садок «огненная вода» перестала быть горячей. Вот тут-то на наш муравейник и снизошла благодать. Уха получилась очень вкусной, она просто не могла быть другой.

Как-то незаметно начало вечереть, и на воду выходить уже никому не хотелось. Хороший такой тихий выдался вечерок -ароматная уха, почти прохладная водочка, красивый закат на реке... Это ли не есть атрибуты настоящей рыбалки?

Следующее утро тоже оказалось интересным. Кажется, окончательно установилась настоящая летняя погодка. Не жара, а просто ясная, солнечная, с ветерком. Пока я, любуясь рассветом, потихонечку раздуплялся, выкуривая первую сигаретку, мимо меня как бешеный слон промчался Петрович. «Чего сидишь, там Саня судаков ловит! Прямо из-под ног!» Потом, повозившись в своей палатке, он чего-то схватил и убежал к воде. Я так не особо возбудился от увиденного зрелища (вообще, у нас вся рыбалка выдалась какой-то неспешной, не надрывной и даже, можно сказать, вальяжной), тем более, что для джига без приставки «микро» я ничего с собой не брал, а моей «микры» для такой глубины и течения было явно маловато. Не спеша сделал себе кофеек и только лотом пошел посмотреть, что там происходит. А происходило там то, что из той канавы, что была рядом с нами, действительно ловился судак. Прямо с берега, с песчаных ступеней по другую сторону от упавшего дерева.

История одной авантюры Мы уже не раз замечали, что на этой канаве задерживались лодки. Кто-то подходил прямо к берегу, кто-то метал в нее джиг со стороны фарватера, но серьезно заняться ею, как-то не доходили руки. Так часто бывает, что находящееся совсем рядом оставляется «на потом». Я даже думаю, что если бы Саня, которому опять маячила перспектива остаться на берегу, не начал ее пробивать, то мы бы так и не узнали, что судак ловится и у нас под боком тоже.

Это открытие добавило в рыбалку разнообразия, которое мне всегда было по душе. Но это было пока чисто теоретически, так как пока я хлебал свой утренний кофе, клев потихонечку стих. Бешеным его назвать было сложно, и судачок ловился разнокалиберный -от очень и очень товарного, до совсем неказистого, но перспектива все равно была приятной, особенно учитывая то, что рыбачить начали не на заре, а когда солнце было уже достаточно высоко.

Выждав до того времени, когда по нашим представлениям на базах начнет шевелиться администрация, оставив в нашем «холодильнике» суточный запас сомятины и прихватив все остальное, мы с Петровичем подались по своим рыболовно-хозяйственным делам. А «молодец Александр Витальевич» остался выполнять наказ архистратега - кроме всего прочего следить за садком и при первых же признаках скорого «засыпания» судака, немедленно потрошить засыпающего и отправлять его в «холодильник».

На базе «Дельта» десантировался уже Петрович, а я остался у воды. Бродил он довольно долго, и я успел покидать с берега спиннинг, За мелкой вертушкой гонялся небольшой жерешок, но, подходя ближе к берегу и видя меня, он разворачивался и уходил обратно. А Петрович, кроме того, что пристроил рыбу в морозильник, еще и договорился насчет обратного переезда. Остальные хозяйственные хлопоты были отложены на обратный путь, и мы подались в сторону Парашкиной протоки.

История одной авантюры Решили идти вверх настолько, насколько это возможно, а потом сплавиться с рыбалкой. Однако, реалии были таковы, что мы не дошли и до Второй Волги - на пути оказалась обширная мель, через которую невозможно было пройти иначе, чем заделавшись бурлаками. Но зато в протоке было несколько лодок, экипажи которых были явно при деле. А один немаленький модный катерок раз за разом упорно троллил русло. И как было замечено, не безрезультатно. Решив, что здесь есть что делать, пробиваться через меляк навстречу неизвестно чему, не стали, а развернувшись, ушли на русло и начали сплав.

Петрович сразу поставил себе оснастку с боковым отводом, и на одном из первых же забросов на нее пристроился вполне приличный судак. Я взял с собой только окуневый «лайт» и потому полоскал небольшие вертушки. Русло все равно было глубоким, от четырех до шести с половиной метров, и микроджиг на таких глубинах, да при наличии хоть и не очень сильного, но вполне ощутимого течения, мне показался утомительным занятием. Видимо, потому на десяток поклевок у Петровича у меня приходилась одна, и та, естественно, окуневая. С этим безобразием нужно было заканчивать, и я тоже, как мог, перестроился на оснастку с боковым отводом.

С этой оснасткой нас еще прошлой осенью познакомил Костя Гацкалов. Тогда она показала себя как единственная, которая не отпугивала осторожную и ленивую рыбешку на Печенежском водохранилище, и отзывался на нее и окунь, и судачок. В принципе, ничего военного - в общих чертах, она выглядит так: концевое грузило, выше которого в 15-20 сантиметрах привязывался поводок с приманкой, длина которого должна быть примерное два раза длиннее, чем расстояние от точки отвода до грузила. Такая себе вариация на тему тирольской палочки, но как она тогда себя показала!

Пока я перестраивал оснастку, мы оказались у закоряжен-ного входа в Сухую Даниловку. Петрович тут же оборвался, и мы решили подняться вверх и пройти еще раз. После смены оснастки, поклевки у меня участились, но все равно за Петровичем было не угнаться. Клевал у меня исключительно окунь, а у Петровича проклевывался и судачок. Явно, свою положительную роль играло унцовое грузило, которое позволяло приманке быстро достичь дна. Окунь в Парашкиной попадался, конечно, весьма приятный, но Петровичем на него было наложено табу.

Почему я так пролетал с поклевками, было вполне очевидно - не ту палочку прихватил с собой. И слишком легкую -даже пятнадцать грамм (которых при таком методе ловли, да в тех условиях, и так маловато) бросать было уже весьма напряжно (на бланке было заявлено -8,5 гр.), и слишком короткую (всего 1,85 м)-достаточно длинный отвод уже не сделаешь, а это важно. Расстраиваться по этому поводу было бессмысленно и, наблюдая за бодрым рыболовом Петровичем, я уже знал, чем буду заниматься сегодня вечером.

Несмотря ни на что, черная зависть меня не грызла, я все равно получал только положительные эмоции. Просто даже от самого факта нахождения в этом месте. Катались мы вверх-вниз по протоке до тех пор, пока солнышко не начало припекать. Надрываться нам было совсем ни к чему, еще немножко побросав с берега, искупавшись напоследок, мы погрузились в лодку и пошли на базу «Ахтуба», берег которой за прошлый год тоже успел превратиться в «гранитную набережную». Там Петрович совершил еще одну вылазку по лабазам и вернулся уже груженый всем тем, чего нам могло не хватить в оставшиеся дни. Кстати, оказалось, что ценники там хоть и не особо радующие, но все же, чуть более дружелюбные, чем на «Успехе». Приближался час сиесты, и уже нигде не останавливаясь, мы пошли домой.

Придя домой и покопавшись в своих коробочках, я скрутил, как мне кажется, достаточно грамотную и впоследствии оказавшуюся вполне рабочей оснастку с боковым отводом, заточенную уже под мой универсальный Whisker - позволяющую при необходимости быстро переходить от одной оснастки к другой. Если рукодельный Костя Гацкалов когда-нибудь надумает поделиться всеми тонкостями таких оснасток (а это я думаю, только вопрос времени), то у него наверняка все это будет выглядеть намного эстетичней. Ну, а у меня в тот момент оснастка выглядела так: тройной Т-образный вертлюг, к нижнему кольцу которого привязан поводок из отслужившей плетенки с вертлюгом и застежкой, которая позволяет быстро менять грузила. К среднему, перпендикулярному основной леске звену вертлюга привязывается поводок из флюорокарбона с подходящим по размеру крючком. Вся конструкция пристегивается верхним колечком тройного вертлюга к застежке на основной леске.

Крючки я использовал простые (не офсетники), с прямым длинным цевьем, размера, соответствующего размеру выбранной приманки. Длина флюорокарбонового поводка всякий раз получалась 50-60 сантиметров, а длина «грузового» поводка - сантиметров 15-20. Но, все эти цифры, включая вес грузил и длину поводков, нужно подбирать, исходя из конкретной обстановки. Размеры и цвет приманки - аналогично. В донных крепях, конечно же, такая оснастка доживет только до первой коряги, на мягком илистом дне также лучше попробовать что-то другое, а вот в мало захламленных местах, ямах и приямках с твердым песчаным или глинистым дном она работает отлично, соблазняя рыбу, которую не возбуждает классическая джиговая проводка. И наша «домашняя» канава была именно такой, хотя несколько оснасток я там все же оборвал.

Доказательства преимуществ этой оснастки мы получали буквально каждый раз, когда у «нашей» канавы появлялся очередной «джигит». Какой-то мужичок, как на работу наведывался к нам каждое утро, включая и тот день, когда Саня «распечатал» канаву, но чтобы он там хоть разобловился, я как-то не заметил. А мы, напротив, между делом периодически подлавливали там судачка. Я так вообще, по утрам и вечерам последних дней пил кофеек, сидя в тенечке на «судачьих ступеньках», одновременно лениво рыбача. Еще мне кажется, что дело было и в особенностях проводки. На течении у меня продуктивнее всего было медленное равномерное волочение по дну, перемежающееся с небольшими остановками. Скорее всего, такое можно было сотворить и с джигом, но все равно, я уверен, что волочащаяся неогруженная приманка на флюорокарбоне ведет себя более естественно и является более привлекательной для привередливой рыбы.

Возвращаясь к хронологии событий в нашем муравейнике, попадаем прямо в реализацию мечты Петровича, лелеянной им еще до отъезда, а именно, в «праздник котлеты». Я не был в восторге от этой затеи не потому, что являюсь котлетоненавистником,а потому, что по моему мнению, это было нерациональным использованием высококачественного продукта, коим является филе сома и судака. Примерно так же, как отливать золотые гири или делать грабли из слоновой кости - функционал в изделии присутствовать будет, но такому ценному сырью можно найти и более достойное применение. Но останавливать голодного Петровича так же бесполезно, как пытаться победить танк при помощи тех же гирь и граблей. Потому, получив гарантии, что часть сомовьего филе все же останется в моем распоряжении, я отправился к воде, заниматься судаком.

Тот, кто пробовал, тот знает, в какое утомительное занятие превращается их чистка. Особенно, если жарко и хочется поскорее нырнуть или в воду, или в тень. Но имея под руками филеровочный нож дело идет на раз, два, три - и филе готово. Десять минут - десять судаков. Наверное, давно стоило посвятить отдельный опус полевой рыбной кулинарии и некоторым нюансам, облегчающим процессы подготовки рыбы и превращающим процесс ее приготовления в удовольствие. Но, как правило,впечатлений от самой рыбалки и так хватает, вот и откладывается эта тема каждый раз «на потом».

Не пожелавший покинуть свой пост повар-доброволец Петрович, видимо, изрядно проголодался и размахнулся на такое огромное количество котлет, что пришлось оказывать ему посильную помощь. В конце концов, та самая семилитровая кастрюпя,в которой мы накануне варили уху, оказалась наполненной фаршем до краев.

Пробная порция готового продукта показана его высокие вкусовые качества и немедленно была отмечена двойным «писяриком». Петрович все добивался официального признания своего мастерства, но с тем, что котлеты получились обалденно вкусными, и так никто не спорил. А с чего бы им быть другими? Для того, чтобы они были невкусными, нужно было бы добавить в фарш как минимум, полведра глины. И то, это еще вопрос... Все-таки сырье-то высококачественное! Но все равно, каким бы замечательным не получился готовый продукт, изводить на котлеты свежее сомовье филе, я считаю варварством.

После первых порций, котлетный ажиотаж улегся, и дальнейшее их приготовление уже превратилось в работу, которую нужно было просто завершить. Когда стратегический котлетный запас был готов, стало ясно, что освоить его быстро не получится, и рыба нам больше просто не нужна. Когда я, спустившись вечером на «судачьи ступеньки» и вытащив первого судачка, крикнул: «Петрович, судака оставлять?», то в ответ услышал: «Да выкинь ты его!» Так садок почти до самого конца нашей рыбалки и оставался пуст, а полюбивший его инспектировать и частенько, в надежде на лучшее, в него забиравшийся, местный ужик всякий раз был явно разочарован.

Утром следующего дня меня посетило очень странное ощущение. Ощущение того, что я вроде бы уже и нарыбачился. Не то, чтобы захотелось домой, а просто отсутствовало ощущение праздника, новизны и ожидания чего-то нового. Покопавшись в себе более детально, я списал это странное чувство на то немалое разнообразие рыбалки, которое накрыло нас в предыдущие дни. Наверное, просто больше нечего было желать-ближние окрестности все облазали, рыбы наловились и объелись, восходами и закатами налюбовались, а уезжать собрались только завтра к вечеру, даже с учетом своевременной доставки Сани к его дню варенья. Вот и решили с Петровичем просто взять с собой котлеток, хлебушка, огурчиков, последний пузырек «огненной воды» и уйти на Волгу. Искупаться, поваляться на чистом волжском песочке и устроить себе маленький финальный пикничок. А между всем этим еще и более обстоятельно присмотреть какое-нибудь новое место для стоянки, с перспективой на осеннюю сазанью рыбалку.

Не слишком торопясь, погрузились в лодку и ушли по Пол-даниловке к Волге. Шли не останавливаясь, пока не увидели то, что я был готов увидеть уже с первого дня. В самом начале Полданиловки начал формироваться косяк чехони. Пока еще не очень большой, но весьма плотный и уже похожий на тот, который всегда наблюдался в этой протоке в середине июля. Высадились прогуляться и побросать с берега.

Петрович решил проверить хищника под косяком, но груз его оснастки увязал в мягком дне, и нормальную проводку сделать было проблематично. Зато на первом же забросе за спину забагрилась чехонь. Это значит, что косяк был действительно плотным.

История одной авантюры Мне было просто интересно, что изменилось в чехоньих пристрастиях с того времени, когда я ловил ее в последний раз. Перебрал несколько оснасток и получилось так, что на данный момент ей больше всего по вкусу пришлись мелкие зеленоватые твистеры. Соотношение поклевок на них и на черных мух было примерно 5:1. Но иногда, когда в одной оснастке стояло и то, и другое, были и «дуплеты». Теоретически, в этот день и в этом месте можно было налупить чехони «под пиво» сколько влезет, но чисто практического интереса к рыбной ловле, как к занятию, уже не было. Интерес остался только к процессу. Да и планы у нас в этот день были другие.

Следуя этим планам, мы перешли через протоку и немножко попетляли вокруг приглянувшегося Петровичу острова. Может я, конечно, ничего и не смыслю в сазаньей рыбалке, но это место мне показалось абсолютно бесперспективным в этом плане. Разве только, если закармливать его все лето вагонными нормами. Да и то еще вопрос, так как большая река, даже такая богатая, как Волга - это вам не искусственно зарыбленные пруды, где следующим шагом в «сервисе», наверное, будет платное нанизывание рыбы на крючок. Перспективные места на реке нужно искать, а не сыпать мешками прикормку там, где получится. Но, ведь потому так и интересна волжская рыбалка и абсолютно неинтересны прудовые. Это мое приватное мнение, никого не приглашаю с ним соглашаться, но чтобы опровергнуть, нужно хотя бы раз попробовать и почувствовать разницу.

Побродили и по этому острову пока не надоело, половили все ту же рыбешку в боковой струе. Настроение было расслаблено-отдыхательное, потому на песочке быстро образовалась минискатерть-самобранка, у которой мы и зависли на некоторое время. Как ни приятно было сидеть и бездельничать с видом на красивую большую реку, одно дело все же нужно было сделать - обойдя остров, мы остановившись на большой отмели, чтобы помыть лодку. Это было место, буквально с первого давнего выезда, известное как жереховое. Спешить нам, конечно, было некуда, но для порядка все же сначала занялись лодкой - сняв мотор и стравив воздух, вынули все «дрова», потом снова подкачали, налили воды, чтобы раскисли присохшие ил и глина, да так и оставили на некоторое время. Каждый занялся тем, что ему было больше по душе - я прицепил самый тяжелый из оказавшихся под рукой кастмастер и пошел побросать вдоль берега, а Петрович погрузился в одну из теплых песчаных «ванн», которых было полно по всему мелководью.

Во время небольшой прогулки вдоль берега, почти ничего примечательного не происходило, но пару внятных тычков я все же ощутил. Кроме того, на воде, хоть и изредка, наблюдались всплески. Потому к лодке я вернулся не слишком быстро, а когда вернулся, то увидел, что хозяйственный Петрович успел уже её прополоскать. Осталось только поставить на место все то, что было снято, но тут на реке, почти напротив нас, примерно в ста метрах от уреза воды, началось какое-то движение и появились чайки. Явно жерех загнал стаю малька, а теперь вовсю там зверствует. Появился хоть и небольшой, но самый настоящий жереховый «котел». Понятно, что сборка лодки была отложена, и я начал пытаться подкрадываться к месту боя поближе, так как зашвырнуть даже кастмастер на такое расстояние получается только при попутном ветре, а сейчас он был боковой. Петрович остался на берегу в качестве наблюдателя, а я пошел петлять по мелководью, нащупывая подводные песчаные косы, чтобы подобраться к котлу поближе.

В сторону фарватера продвигайся до тех пор, пока не забрел «по самое это» и остановился на краю довольно крутого песчаного свала. С этой позиции я почти достреливал до края котла, но это «почти» и было самым обидным — с края ловилась сельдь. А бой-то был явно жереховый. Но ни шагу вперед без перспективы окунуться по самые уши я сделать уже не мог. Если «Магомет» уже никак не мог приблизиться к «горе», то ему только и оставалось, что ждать пока «гора» приблизится к нему самостоятельно, И вот, свершилось! Гуляющий по акватории котел оказался чуть ближе, блесна легла куда надо, и тут же резкий жереховый удар. Ура, я его-таки достал!

Тут уже и Петрович решил поразвлечься, снял свою любимую оснастку с боковым отводом и, выудив из моей сумки кастмастер, тоже стал бомбить им реку. Но котел снова отодвинулся к фарватеру и достать его теперь было нереально. Зато река преподнесла еще один сюрприз, наверное, уже из разряда курьезов-на кастмастер пристроился судачок. Не знаю, у кого как бывало, но я такого раньше не видел. На вертушку -бывало, но чтобы кастмастер...

После всего этого мое утреннее полубезразличие просто как корова языком слизала. Снова появился охотничий азарт, и мы принялись в ритме вальса собирать лодку, решив, что погонять жереха с лодки под занавес нашего путешествия, это будет «самое то», И вот когда лодка была уже полностью собрана, местная погодка снова показала свой норов. Увлеченные наблюдениями и беготней за жерехом, мы даже не заметили, как все вокруг резко изменилось - небо заволокло серой дымкой и дунул такой матерый ветерок, что по реке тут же побежали «барашки» и появилась прибойная волна. Произошло это так быстро и резко, что, пожалуй, я такого в тех краях еще и не видел. Практически мгновенно на Волге начался шторм. При таком раскладе не то, что гоняться за жерехом, но даже и отчаливать с этого места мы не решились, а волоком оттащили лодку в протоку и только там погрузившись на борт, пошли домой.

На Ахтубе все было потише, но это касалось лишь поверхности воды. Защищенная высоким берегом река была более-менее спокойна, а вот по берегу дуло во всю. Мою пляжную «ракушку» со всем содержимым я нашел перевернутой среди деревьев. Но это было позже, а пока я решил, что это сама Судьба командует нашим отъездом, природа сердится за наш обман (обещание уехать еще два дня назад), и тут же разобрал лодку, чтобы на следующий день уже с этим не возиться.

В связи с переменой погоды вечерние посиделки были скомканы - посуду просто сдувало со стола, палатки, за ненадобностью не закрепленные растяжками, норовило оторвать от земли, а с востока заходила чернильно-черная тучища. Одна радость - не было ни комаров, ни мошки. Их всех, видимо, просто по-плющило порывами ветра об стволы деревьев. Даже муравьи, и те тоже попрятались. У меня тоже появилась мысль - а не изменить ли своим привычкам и не залечь ли в палатке, чтобы потом, если что, не метаться среди ночи... Но мысль пришла и ушла, и я опять лег на свежем воздухе, И правильно сделал, так как тучу пронесло стороной, а ночь эта была самой свежей и комфортной из всех, которые мы там провели. К утру стих и ветерок, небо очистилось, и рассвет был таким же ясным, тихим и прозрачным, как и все остальные.

История одной авантюры Вот и вся история, пора подводить итоги того, что изначально казалось чистой авантюрой. В двух словах, так: «слегка авантюрненько, но весьма разнообразненько». И весьма полезно, так как были порушены некоторые стереотипы, и нарисовался баланс «плюсов» и «минусов» поездок в те края в это время налегке и «дикарем».

Погода. Прогноз погоды подтвердился только частично. Ветерок был, но дождя за все время на наш лагерь упало примерно капли две или может быть три. И то, я не уверен, что то был дождь, а не нечто, вывалившееся из пролетающей над нашим муравейником птички. Хотя в окрестностях дождь пополоскал прилично (проливающиеся вдалеке дождевые тучи наблюдали все первые дни), в атмосферу вместо свежести добавилась только духота. То есть, прогнозы могут быть всякие, но многолетние наблюдения говорят о том, что именно в том месте и в это время дожди - редкость. И самое главное -действительно, изнуряющей летней жары нет! Но здесь, конечно, год от года отличается, все равно каждый раз придется отслеживать прогноз.

Насекомые. Из-за них в июне на базах большие скидки. Они реально присутствуют, но я бы не сказал, что это смертельно. Просто нужно быть к этому готовым, продумывать заранее обустройство лагеря, запасаться москитками и репеллентами и не паниковать по этому поводу. В конце концов, это только утро и вечер. Лично я смеялся, когда видел людей в штормовых костюмах и накомарниках в жару, днем, да еще и на воде. Возможно, все они были хроники-аллергики.

Рыбалка. Ловится все. Ловится активно. Возможно, немножко не так и не в тех местах, как во второй половине лета. Но это естественно. Любитель статистики Петрович подсчитал, что за неделю было поймано пятнадцать видов рыб - и этим все сказано. Нужно искать, экспериментировать и... ловить!

Население. Его просто нет, берега пустые. Акватория, тоже не напрягает обилием плавсредств, так как рыболовные базы заполнены от силы на треть, а то и на четверть.

Не знаю кому как, а лично для меня «минусов» не оказалось вообще. А отсутствие обычного столпотворения, которое так характерно для второй половины лета, стало таким огромным «плюсищем», который запросто перекрыл бы многие «минусики», если бы таковые и нашлись.

Отсутствие приличной большой лодки - тоже не трагедия. На нашей надувнушке мы походили немало. По Ахтубе и по протокам вполне можно обходиться и такой. Только вот если захочется погонять жереха, поискать судака или потроллить сома на Волге, тогда придется озадачиться перевозкой более солидного плавсредства. Но тогда это уже не будет называться «налегке».

В общем, поездкой я остался премного доволен и «попадание между мошкой и жарой» я больше «авантюрой» не назову никогда. В это время ездить и можно, и нужно. Ну, и совершенно невозможно не похвастаться двумя уникальными явлениями, которыми была отмечена эта поездка.
Во-первых, в первый раз в жизни удалось обмануть погоду. Теперь абсолютно ясно, что заклинание «скоро будем уезжать», действует. Я уже много раз отмечал, что погода любит налаживаться в день отъезда с рыбалки. А в этот раз мы ее обманули - поговорили-поговорили и остались, да еще и задержались сверх срока. И обманутая погодка враз зашептала... В дальнейшем всем рекомендую пересмотреть советский мультик про Винни-Пуха и в случае непогоды вести себя как он, только вместо сопелок и кричалок, распевать это заклинание.

Ну, а во-вторых - имея фуллконтакт абсолютно со всеми возможными госслужбами, за всю поездку мы не заплатили ни копейки штрафов и взяток. Никому. Ничего. И это - настоящее чудо!

А под занавес хочу поблагодарить Костю Волкова и еще одного скромного гражданина, пожелавшего остаться неизвестным, за предоставленную «снарягу», какой не нашлось у нас в хозяйстве, Славу Робинзона за помощь и душевное общение и, конечно же, традиционное «спасибо Петровичу» за неугомонность и вечное стремление попадать в те края. Без всего этого не довелось бы мне в этот сезон «между мошкой и жарой» посчитать по ночам звезды и повстречать рассветы, которые запоминаются так надолго...

Обратный путь прошли без приключений, но дорога выдалась какой-то исключительно тяжелой. За все годы такого не было никогда, ближе к вечеру всех просто валило в сон. Я от себя такого не ожидал, обычно я проскакивал эту тысячу километров на одном дыхании, без смены и сна. А в этот раз менялись чуть ли не каждые полчаса и сменившегося тут же накрывало сном. В один момент накрыло сразу всех, и пришлось по дороге остановиться поспать пару часов. Потому к границе подкатили только утром, и пришлось еще томиться в очереди на пункте пропуска. В общем, на обратную дорогу ушли почти сутки.

8-11-2011, 19:06

Также рекоммендуем почитать:
  • У костра
  • Великий рыболов
  • Осенняя рыбалка
  • Ловля жереха
  • Рыбалка на Ахтубе, золотые деньки!

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.