» » Выходной день на реке Афпис

Выходной день на реке Афпис


Выходной день на реке Афпис Зародившись небольшим ручейком на склоне горы Афипс, что на Северном Кавказе, извиваясь, падая со скалистых гряд, река, выйдя в предгорную равнину, тихо катит свои прозрачные воды на север, к реке Кубань. В верховьях река Афипс мелководна. Приняв же правобережный приток — Шебш, в 20 километрах южнее города Краснодара, она становится полноводной. Глубина здесь достигает 8 метров, а в паводки доходит и до 12.

Афипс богата рыбой. Водится здесь сазан, сом, чебак. В устье р. Шебш хорошо ловится королевский карп. На р. Афипс имеется три рыболовных базы: Краевого добровольного общества рыболовов и охотников, Краснодарского института пищевой промышленности (КИПП) и Краснодарского совета Всеармейского военного общества охотников.

Кроме того, заводскими коллективами рыболовов создаются временные базы на период рыболовного сезона. И не случайно, под выходной день, на реку Афипс приезжают организованно, коллективами, сотни рабочих и служащих. Здесь же организуются массовые соревнования рыболовов-спортсменов Краснодарского края.

***

Чудесное июньское утро. В открытое окно моего внедорожника на который мною была куплена резина continental веет прохладой и тем особенном речным запахом близкой Кубани, который неудержимо тянет рыболова на берег, к реке... Поехать? А вот и компаньон по рыбалке! В комнату входит Сергей Владимирович — прекрасный рыболов и постоянный мой спутник в поездках на Афипс. Выезд решен. В путь!

В 16 часов 30 минут мы уже были на автобусной станции в числе других удильщиков, стремившихся на реку Афипс. А еще через час вся наша шумная компания сошла около лодочной базы. Река в этот тихий и теплый вечер блестит серебром. По берегам, на сколько хватает глаз, у пней и верб сидят рыболовы.

Торопимся получить лодки и успеть к разгару вечернего клева. Вот и база ВВОО. У причала — несколько свободных лодок. За дамбой, на опушке молодого леса стоят сверкающие белизной два гостеприимных домика. Усадьба обнесена низким, покрашенным в голубой цвет забором.

Выходной день на реке АфписДвор чисто выметен, посредине клумба с цветами, неведомо когда и кем посаженная огромная груша раскинула свою широкую крону, дает желанную тень и прохладу. Здесь же длинный, покрытый голубой клеенкой стол. В конце двора — летняя кухня, навес для весел и рыболовного инвентаря.

Нас приветливо встретил егерь Андрей. Выдав лодки, ввел в домик, указал свободные кровати. Домик разделен на три комнаты, в каждой из которых по 5—6 кроватей, заправленных свежими постельными принадлежностями. Стены чисто выбелены, на окнах и дверях — марлевые занавески от комаров.
Через 20 минут мы уже были в лодке. Встали у правого берега, против базы, с целью наловить рыбы на уху. А завтра решено было ехать на «настоящие» места.

Поплавки моих удочек — у самого куста, прутья которого слегка дрожат в воде. Это сазаны. Они идут, обсасывая с прутьев личинок и слизь. По правой щеке ползет какое-то насекомое. Зуд невыносимый, но нельзя шевелиться, нельзя махнуть рукой: сазан осторожен. Сейчас должна быть поклевка. Руки медленно тянутся к удочкам. Вот поплавок, вздрогнув, медленно поднимается и встает вертикально. Медлить нельзя: насадка — хлебный шарик — во рту сазана.

Другое дело, если бы я ловил на выползка. Тогда не следует торопиться, нужно дать сазану время всосать его полностью. А сейчас подсечка влево, удилище — дугой, впечатление такое, будто крючок вонзился в подводный пень. Сазан «давит» вправо, стремясь уйти под корни куста. Удилище постепенно выпрямляется. Рыба, чувствуя, что до куста «дожать» не удастся, стремительно бросается влево, затем в глубину.

Но и здесь без успеха! Прочная снасть выдерживает броски и удары. Еще несколько минут увлекательнейшей борьбы и сазан сдается. Уже в лодке прикидываю его на вес: добыча не столь велика — тянет 3 килограмма. Вскоре вываживаю еще одного сазана, поменьше. На этом заканчиваю вечернюю зорю.

У Сергея Владимировича пусто. Очевидно потому, что он применял другую насадку — кукурузу. Но ничего, пойманных сазанов хватило бы на целую компанию, а ведь нас только двое. Приготовив уху и съев ее с отменным аппетитом, мы решили сразу же лечь отдохнуть, чтобы завтра пораньше выехать на целый день за «Вторую прорву», к месту, где водились сомы.

Коротенькая июньская ночь прошла быстро. Едва забрезжил рассвет, как на базе все ожило. Разбирались удочки, весла, пирамиды. На реке — всплески воды, скрип уключин. В мутной пелене тумана мы плыли вверх по течению, предвкушая удовольствие утренней ловли. По обоим берегам Афипса слышались приглушенные разговоры, мерцали потухающие костры.

Рыболовы готовились к утреннему клеву, а некоторые, наиболее нетерпеливые, уже сидели около удочек. По номерам, знакам и окраске лодок не трудно было определить, к какому коллективу принадлежат рыболовы. Вон рабочие и служащие завода ЗИП, на той стороне — завода имени Седина. А вон там, в сторонке сидит знакомый преподаватель из Краснодарского института пищевой промышленности.

Выходной день на реке АфписПо правому берегу не идет, а бежит солдат со связкой удилищ на плече. Как же он попал сюда за десятки километров от города в такую рань? Ведь автобус из Краснодара еще не приходил! Видимо, получив увольнительную на выходной день, он ночь готовился, а в два часа утра сел на катер и за час, гонимый страстью рыболова, прошел более шести километров, чтобы попасть сюда вовремя.

Все знакомые мне места были уже заняты. Приходилось довольствоваться тем, что есть. Тщательно закрепив лодку на кольях, я поставил шесть удочек, установив их на корме в пирамиде. Стал ждать. Место казалось неплохим: от лодки резкий спад берега, глубина — шесть метров. Заря разгоралась, оттесняя ночную темень. Оживала и река. Сначала редкие вскиды сазана вскоре стали повторяться почти беспрерывно.

Напротив меня рыбачит студент КИППа. Вот у него первая поклевка, и в подсаке забился крупный сазан. Не прошло и трех минут, как он подсачивает второго. Немного спустя — третьего... Часа за полтора он выудил восемь штук. И все крупные.

Ловят и другие, но такой удачи, как у студента нет ни у кого. А у меня — ни одной поклевки! Пропал утренний клев... Сергей Владимирович уже вытянул трех. Клев становился все активнее, но меня счастье упорно обходило. В чем дело? Насадка та же, что и у всех,— пареная кукуруза, а поклевок все нет...

Вот сосед справа встал в лодке, держит удилище обеими руками. Сильный рывок, удилище уходит концом в воду. Медленно-медленно рыболову снова удается приподнять удилище. Еще, еще... Вдруг снова мощный рывок в глубину. Наконец, рыба слабеет. Сосед стоит прямо, зажав удилище, медленно выбирает пятнадцатиметровую леску — жилку. Вдруг треск — конец удилища не выдержал.

Но это не смущает опытного рыболова: также спокойно он продолжает выбирать жилку, пропущенную через кольца на удилище. Сильные всплески обдают его брызгами, сом делает последнее усилие и сосед вновь приседает от натуги. Правая рука его тянется за подсаком.

Подсак этот особенный. Таких в магазинах нет. Диаметр — 80 сантиметров, а глубина — полтора метра. Из такого и сом не выскочит... Но вот и конец борьбы. Рыболов бросает удилище, обеими руками взявшись за рукоять подсака, переваливает сома в лодку, удовлетворенно вздохнув, вытирает со лба обильно выступивший пот.

Выходной день на реке АфписА у меня поклевок все нет и нет. Чего я только ни перепробовал. Укорачивал и удлинял лески, менял насадки, пробовал ловить и со дна, и в полводы. Никаких результатов! А повсюду народ ловит успешно. Идет крупный сазан, несколько человек выудили сомов. Стало ясно, что по каким-то причинам рыба обходила место, где я стоял. Видимо, здесь не было сазаньей тропы. Значит, надо ее искать!

Я переехал к левому берегу и встал в сплошном каряжнике. Глубина 6—8 метров. Поставил четыре удочки. Пятую — в полводы, на глубине 3,5 метра. А шестую как бы параллельно берегу, на глубине всего полтора метра, положив удилище поперек лодки. Не ожидая поклевки, я не очень внимательно следил за поплавками. А на последнюю «береговую» удочку и вовсе не обращал внимания. Легкий стук заставил меня обернуться. Удилища, лежавшего поперек лодки, на месте не оказалось.

Комель его находился в полуметре от борта лодки, а вершина уперлась в куст, торчавший в воде. Схватив удилище, я попытался тащить, но безуспешно. Сазан запутал леску в подводном карче. Пытаться распутать ее — лишь отпугнешь сазанов. Я взял другую удочку, поставил ее на то же место, а первую привязал бечевкой к лодке. И снова на том же месте поклевка, снова сазан забился в куст и запутал в нем леску.

Что делать? Ставить третью? Но для нее уже нет места... Подбросив несколько зерен кукурузы, чтобы задержать здесь сазанов, пытаюсь вытащить то одну, то другую удочку. Чувствую, что со второй сазан сошел. Тихо тяну на себя и освобождаю леску. Крючок сломан. Привязав новый, упрямо забрасываю удочку снова на то же самое место. Но удилище не кладу, а держу в руках, в полной готовности к моментальной подсечке.

Проходит несколько минут, поплавок плавно приподнимается и уходит в воду. Подсекаю. В первый момент кажется, что снова зацеп. Но через мгновенье жилка со свистом режет воду, сазан бросается к берегу и... также запутывается в подводном карче, как и первые два. Проклятье! Знакомые рыболовы-соседи уже начинают посмеиваться: «Что это ты, Гриша, разучился сазанов вываживать?»

Беру третью удочку, обрываю крючок и начинаю, не создавая шума, прощупывать дно, забрасывая и тихо подтягивая к себе грузило по дну. Вправо и влево от меня карчи. Прямо, поперек заброса, в четырех метрах на дне лежит ствол дерева. Небольшая, немного больше метра в ширину и до двух метров в длину, чистая площадка... Так вот в чем дело! Меня охватывает спортивный азарт.

Привязываю прочный, кустарного изготовления крючок. Укорачиваю леску до длины удилища. Забрасываю с таким расчетом, чтобы насадка легла на полметра ближе ствола дерева, прямо на чистую площадку. Жду. Проходит минут десять. Поплавок поднимается. Сразу же делаю подсечку, круто приподнимаю удилище. Сазан бросается то вправо, то влево, но я не пускаю его: ведь там — коряги, там он уйдет...

Напряженная, короткая борьба. Наконец, сазан в сетке. Это не афипский,— у него чешуя темная, а афипские сазаны светлые. Подбрасываю еще немного зерен кукурузы. Снова поклевка. Вываживаю точь-в-точь такого же и по размерам и по цвету сазана. Это сазаны из водохранилища...

Выходной день на реке АфписПочему же они здесь? Ответ я нахожу лишь один: июльская жара в мелком сравнительно водохранилище настолько нагрела воду, что сазан по каналам начал выходить в Афипс, в глубокие закоряженные места. Пройдет один-два дня, он освоится и тогда уже не будет стоять у самого берега, где много коряжин.

Вновь забрасываю на то же место. Снова поклевка. Подсекаю и вываживаю такого же близнеца сазана. С первой удочки запутавшийся сазан сошел, и я ее легко вытаскиваю, даже не оборвав крючка. Теперь будет веселее — можно ловить на две удочки сразу.

Солнце поднималось все выше, жара с каждой минутой становилась сильнее. Клев спадал. По реке началось движение лодок — верный признак окончания клева: начинались безуспешные поиски новых мест. А у меня снова поклевка. Засекся крупный сазан. Ведет он себя по-иному, тянет под ствол дерева. Еще немного, и сазан вытянет леску в одну прямую с удилищем.

Тогда неизбежен обрыв. Держу удилище, стремясь придать ему больший угол, чтобы оно лучше пружинило. Вот сазан неожиданно бросается к лодке. Я вижу его. Он выпрыгивает из воды, но я и здесь успеваю натянуть леску. Борьба окончена. Сазан в лодке. Он тоже из водохранилища, но более солидный — 55 сантиметров в длину.

А солнце всё припекает и припекает. Клев прекратился вовсе. Опустели лодки, рыболовы сошли на берег. Повсюду задымили костры, потянуло аппетитным запахом ухи. Мыс Сергеем Владимировичем тоже соорудили из четырех весел и двух удилищ козлы, набросили на них плащи, получилось что-то вроде палатки для защиты от солнца. Затем приступили к приготовлению обеда.

Закусив и напившись крепкого чая, легли отдохнуть на мягком травяном ковре. Река словно застыла. Вербы и кустарник отражались в её глубинах как в зеркале. Всплески сазана то там, то здесь морщили водную гладь, отражения изгибались, плясали... За правым берегом Афип-са, как гигантское блюдо, серебрилось водохранилище. Его южный берег как бы сливался в прозрачной синеве с отрогами Большого Кавказа.

Довольные, усталые и в то же время удивительно освеженные возвращались мы вечером домой, тяжело нагруженные дорогой рыбацкому сердцу ношей.

Выходной день был проведен отлично.

18-03-2013, 16:18

Также рекоммендуем почитать:
  • Готовим снасть на сазана
  • На Матыру за сазаном
  • Сазан становится осторожнее
  • «Колдун» побеждает сазана
  • Рыбалка в низовья реки Урал

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.