Дочка лесника


Дочка лесникаХмурое, октябрьское утро занялось над заливом. Тяжелые серые облака сплошной массой плыли, касаясь воды. Часто срывалась изморось и холодной водянистой пылью сеяла на землю. Потом дунул ветер, облака поднялись, и кругом посветлело.

В это утро рыба клевала плохо. Инженер Сергей Петрович Круглов который хочет купить дом в Тайланде на сайте www.genesisvilla.com, оставив удочки на воде, поднялся на пригорок к лесу, присел на старый пень. Вынул папиросу, закурил и с интересом стал наблюдать, как, шелестя опавшей листвой, доживала свои дни поздняя русская осень.

Вокруг шумели хвойные леса, а за их стеной, в отдалении, монотонно рокотало Московское море. Ветер дул где-то поверху, и, словно потревоженные струны басов, гулко пели кроны высоких сосен и елей. С наслаждением слушал он эту издавна знакомую ему грустную, но по-особому милую музыку опустевших осенних лесов.

Вдруг шевельнулась елочка, зашуршали кусты, и к нему на полянку вышла девушка с лукошком в руках. Увидев незнакомого, она пугливо отступила назад, но, быстро успокоившись, смело пошла к Круглову. И пока она приближалась, Сергей Петрович внимательно рассматривал ее невысокую, крепко сложенную фигуру, приятное, с конопинками лицо, на котором голубыми васильками горели искристые глаза.
Она подошла к Круглову и, сдержанно улыбаясь, поздоровалась. Потом, бросив беглый взгляд на удочки, коротко спросила:

— Клюет?
— Отклевалась...
— Почему? — удивилась она и, взглянув на спокойную гладь воды, заметила:— Эти места очень рыбные...

Папа вчера здесь килограммов пять за утро взял. Может быть, у вас с насадкой что-то не так... Разрешите?
— И, не дожидаясь ответа, она, поставив на землю лукошко, сбежала с пригорка к воде. Чуть приостановилась, скользнула взглядом по поплавкам и, выбрав одну из удочек, подняла ее.

— Ну вот, дядичка, конечно, без насадки рыба клевать не будет,— спокойно сказала девушка, хватая на лету голый крючок.

Круглов смутился и покраснел от досады.

А девушка уже поднимала другие удилища. Ей словно хотелось уличить инженера в рыбацком невежестве. Но, к счастью рыболова, на двух остальных крючках насадки оказались на месте.
Девушка, поправив насадки, бесшумно закинула удочки назад. Потом она взяла первую удочку с голым крючком, внимательно посмотрела на бамбук раскладного удилища и, встряхнув им в воздухе, восхищенно сказала:

— Отличная снасть! А у нас с папой простые, из серотала, но мы ими ловим неплохо... Разрешите попробовать вашей?
— Попробуйте! Вот черви, мотыль, живцы... — охотно предложил Круглов.
— Не надо, я найду что насадить,— ответила она и тихо пошла по берегу.

Сергей Петрович не спускал с нее глаз. Ему не верилось, чтобы она серьезно интересовалась рыбацкой премудростью, но с другой стороны он испытывал какую-то тревожную радость.

Девушка остановилась напротив чистинки и стала искать что-то в прибрежной траве.

— И чего она там ворожит? — насторожился Круглов. Он заметил, как она подняла с земли пожелтевший лист, осторожно сняла с него что-то и насадила на крючок. Ловким движением она сделала заброс. Легкий рывок, и первая плотва вылетела из воды на берег. Еще заброс, и еще одна плотва, описав в воздухе круг, упала в траву.

Круглов был изумлен. Ему стало не по себе. Он поднялся с пенька и расстегнул стеганку.

— Видите, дядичка, а вы говорите, не клюет! —добродушно улыбаясь, произнесла девушка.
— Как вас зовут? — спросил Круглов.
— Зина.
— Везет вам, Зина, не иначе...
— Попробуйте вот на это,— протянула она лист осины с прилипшей улиткой.
Круглов недоверчиво взглянул на девушку.
— Ну возьмите же, испытайте для интереса! — доброжелательно уговаривала она, настойчиво протягивая лист.
— Гм, занятно! — проговорил Сергей Петрович, протягивая руку за насадкой. Он недоверчиво посмотрел на улитку, но решил пойти на эксперимент. Результат поразил его. Через минуты две он выловил первую плотву.
— А, что, и у вас клюнула! — живо воскликнула Зина. Круглов в удивлении повел плечами.
— И в самом деле клюнуло! Кто это вас надоумил?
— Папа у меня лесник. Охотник и рыболов, а я сдетствапри нем...
— Понятно... И далеко живете?
— А вон за тем леском,— указала она рукой, где над синеющим лесом поднималась струйка дыма.— Наш дом на краю деревни, и лес рядом, и Московское море недалеко. У нас всегда полно приезжих рыболовов и охотников... Я гостей очень люблю,— с улыбкой посмотрела Зина на Круглова.— К нам приезжают всё хорошие люди — добрые, веселые, радушные... Я к ним так привыкла, что для меня они, как свои... Вот, к примеру, вас увидела впервые, а будто знаю давно, давно!...
Её сердечная искренность тронула Круглова. Он с теплым чувством посмотрел в ее по-детски бесхитростные глаза, сказал:
— Да, среди рыболовов и охотников действительно много превосходных людей.
— Они мне очень помогают,— как бы вскользь вставила Зина, заправляя под берет спадающую на лоб прядку волос.
— Что же они вам дрова на зиму заготовляют или другое что?— пошутил Круглов.
— Да, кое-что другое,— загадочно ответила Зина, отведя взгляд на залив.
— Любопытно. Может быть, вы расскажете?
— Что ж, это можно,— охотно согласилась Зина, поворачиваясь к инженеру.— Видите ли, помимо того что я помогаю папе лес караулить, я заведую еще агроуголком в клубе и учусь в заочном сельхозтехникуме.
— И что же?
— А среди гостей, что заезжают к нам, много образованных людей. Ну я и давай их в свободное от рыбалки время к клубной работе привлекать, конечно каждого по своей специальности...
— Интересно! Это как же вы их? — оживился инженер.
— Да так... очень просто! Вот, например, два агронома провели беседы о животноводстве и садоводстве, дали много хороших советов. Врач рассказал о вреде алкоголя. А инженер-механик помог нашим ремонтникам-механизаторам лучше организовать ремонт сельхозмашин... От каждого понемногу, а выходит не мало...— закончила Зина.
— Смотрите, как вы тут закрутили! Подумать только! — поразился Сергей Петрович. Вот уж поистине инициатива и выдумка человека не знает границ. Впрочем, я сразу заметил, что вы боевая.
— Какой бы я вам ни казалась,— ответила Зина, несколько смутившись,— но с тех пор наши колхозники на рыболовов и охотников по-другому смотреть стали. Даже скучают, когда вы долго не появляетесь.
— Да, да, что и говорить, затея сильная! — расплылся в улыбке Круглов.
— А вы кто по специальности?— неожиданно спросила Зина, пытливо уставившись на инженера.
Сергей Петрович прищурился.
— Моя профессия для сельского хозяйства не подходит — ответил он, решив сразу отрубить концы...
— Интересно! Вы кто же, поп в отставке или дьяк без прихода?
— Не угадали. Я атомник,— с затаенной гордостью произнес инженер и, повернувшись, шагнул было к удочкам.
— О! — радостно воскликнула Зина. Вас-то я и ищу! Вот удача!..
— Что такое?! — спросил в недоумении Сергей Петрович. Уж не думаете ли вы атомный реактор для своего колхоза соорудить?..
— Думаю. Я обо всем думаю,— бойко, с улыбкой ответила девушка.— А пока я думаю, что вы прочтете колхозникам интересную лекцию об использовании атомной энергии в мирных целях! — твердо заявила Зина.— Ну, как, поможете?
— Нет, нет, увольте, увольте! — взмолился Круглов.— Я в отпуску на отдыхе и в голове у меня плотва, окуни, шуки... А вы хотите взвалить и здесь умственный груз! Благодарю, благодарю! Время не подходит и обстановка не располагает...
— Эх вы, время, обстановка!.. Ну и не надо!.. Подумаешь, светило тоже, специалист, обойдусь и без вас!..— выпалила Зина, ломая на части, подвернувшуюся в руки палочку. И совсем вы не инженер...
— Кто ж по-вашему? — нахмурился Круглов.
— Да так, самоделка, рыбак-неудачник,— пренебрежительно отрезала Зина и подняла лукошко.
— Вы думаете?
— Думаю и говорю...
— И все-таки я инженер,— не сдавался Круглов.
— Ха-ха-ха! — звонко рассмеялась девушка. Ой, не смешите! Вы инженер, в жизнь не поверю! Разве инженеры такие? У нас их перебывало знаете сколько?.. Счет им потеряла... И я их узнаю с первого взгляда... Из них никто не отказал мне в просьбе... А вы... вам, видите ли, нужны какие-то особые условия и обстановка...— Зина чуть задумалась, не поднимая глаз, потом добавила:
— Академики и те меньше воображают... Она решительно повернулась, собираясь уйти.
— При чем тут академики? — сухо спросил Круглов.
— При том, что они умные и отзывчивые люди, про таких вспомнить приятно и рассказать другим...
— Ну, ну, не сердитесь,— попросил Сергей Петрович, Зина резко обернулась к нему и в упор спросила:
— Вы какой институт кончали, товарищ инженер, наверное дневной?
— Дневной. А что? — насторожился Круглов.
— А вот наша молодежь учится в заочных вузах. Работаем и учимся... Понятно? Это непросто... Учебников днем с огнем не найдешь... Мы, комсомольцы, хоть и зубастый народ, но иногда попадаются в лекциях такие заковыки, лбы трещат, а понять не можем... Институт далеко, туда с каждым вопросом не набегаешься... Понимаете, как нам достается учеба?.. Круглов молча курил и ничего не отвечал.

— Пронюхали наши девчата, что к папе приезжают ученые люди, и ко мне «Зинка, говорят, выручай».

Я обещала им. И тут вскоре на наше счастье два академика к нам приехали. Старички оказались сговорчивые и запросто согласились помочь. Они жили у нас месяц и за это время мы так во всем разобрались, что в первую зачетную сессию собираемся все предметы сдать на отлично... А вы!..— она укоризненно махнула рукой, резким движением подняла лукошко и, не прощаясь, шагнула к лесу...

— Обождите,— вдруг задержал ее Круглов — принесла же вас нелегкая. Вы когда думаете устраивать-то?..
— Чего устраивать?
— Ну эту самую лекцию...
— Когда лектора подыщу. А вам-то что? — отрубила Зина.
— Ну порох вы, с вами и пошутить нельзя, — примирительно сказал Сергей Петрович.
— Пошутить, конечно, можно. Я люблю веселых людей... Но хорошо, если это только шутки,— уже мягче сказала девушка, изучающе посмотрев на инженера.
— Можете не сомневаться. Собирайте слушателей, я приду,— вздохнул Круглов.
— Благодарю,— произнесла Зина и одарила Сергея Петровича такой улыбкой, в которой снова была наивность и доверчивость, приветливость и ласка. Круглов с волнением еще раз почувствовал, как глубоко эта девушка располагает к себе.

Они помолчали, глядя в глаза друг другу, потом Зина сказала:

— Значит, вон за тем леском, на краю деревни изба лесника... И, уже удаляясь, крикнула:
— Приходите, приходите, рыболов всегда желанный гость в нашем доме! — и, махнув рукой, скрылась в кустах.

Сергей Петрович опустился на пень и долго смотрел в ту сторону, где за спиной у девушки, словно шторы зеленого полога, сдвинулись и с шорохом сплелись косматые ветви молодых елей.

Над головой, словно золотой меч, тонкий луч солнца пробил серые облака и вонзился в потемневшую от дождей землю. И вдруг как-то сразу посветлело.

Из окрестных деревень послышалась частая перекличка петухов. Это наступил полдень. Где-то в стороне Дмитровой горы, в густом смешанном лесу, разнотонно пела стая гончих. На Московском море, удаляясь, трещала моторка — видимо, егерь кого-то повез на острова.

На тихой лесной поляне Круглов еще долго сидел в глубоком раздумье. Наконец он, словно проснувшись, стукнул себя ладонью по колену, поднялся на ноги, потянулся, расправил плечи, посмотрел на плотичек, все еще лежавших на росистой, от утренней измороси, траве, сказал сам себе:

— Да. Вот оно как выходит, товарищ инженер... Пошли, брат, собираться, предстоит интересное дело...

20-03-2013, 23:38

Также рекоммендуем почитать:
  • У костра
  • Разговоры о рыбалке
  • Незабываемая рыбалка
  • Без свидетелей
  • Рыбалка на реке Сестре у села Усть-Пристань

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.