» » К морю по Амударье

К морю по Амударье


Для начала хочу заметить, что туристическое агентство «Туркомпас» предлагает широкий услуг по организации отдыха на Амударье и других реках наше необъятной России. А теперь перейдём непосредственно к рассказу...

Рыжий, пушистый четырёх месячный ценок, за походку прозванный Мишкой, наш новый участник похода. Он ие дает раскладывать рыболовные сиасти и вещи по порядку, бегает по лодке, ему все интересно.

К морю по АмударьеСегодня ветер восточный — попутный, время к вечеру ... И вот лодка отходит от берега.

Анатолий, мой тезка, выполнил обещание: играет на своей трубе марш. Плывем по затону. Где раньше было много рыбы, сейчас сидят рыболовы на берегу на баржах и скучают. А вот железнодорожный мост.

Прощай, Чарджоу, город теплой, весенней Туркмении!

Вот и Аму-Дарья, ее величают здесь «бешеная». Река представляется мрачной, неприветливой. В ее верховьях, в горах, тают снега — вода начинает прибывать.

Весна в разгаре. Джидовая роща в полном убранстве, без умолку поют птицы.

Скоро закат — первая наша зорька!

Спешим к знакомому затону,.сокращая по реке путь, дважды садимся иа мель. Вот и затон.

Река уже пробила себе путь через намытую песчаио-илистую косу, теперь затои крутится в барашках мутной воды.

Мишка рад, бегает, тявкает, таскает по берегу камышинки.

Мы забрасываем по две донки с колокольчиками и приспосабливаем спиннинги как донки. Собираем колючий хворост для костра. В сумерки на донку вылавливаем сома-«фомича» (мы их так называем). Потом еще «фомнча»-братишку.

Ночь наступает теплая, тихая, и луиа уже народилась. Лежим, покуриваем, вольные, счастливые. А впереди еще столько зорек, ночевок, костров, новых мест иа незнакомой реке!..

Утром мы покидаем наш ночлег.

Временами слышится грохот обваливающихся берегов. Правая сторона реки — с песчаными горами-кургаиами. Левый берег — пологий, с камышом и джидой. Впереди зеленый остров — здесь река разделяется. Влево живописно извивается широкая лента; проскакиваем мели, подымая стаи отдыхающих уток, входим в фарватер. Вот возле правого берега с лодки нам машут руками. Это бакенщики-туркмены просят помочь завести им двигатель. Подъезжаем к ним, помогаем отрегулировать зажигание.

Простившись со своими новыми знакомыми, мы плывем к коллектору, впадающему в реку. «Прогладив» несколько мелей, добираемся до места, где видно дно. Выход коллектора неглубок, и мы пробуем ловить спиннингом, ио безуспешно. На удочку «идут» лишь мелкие сазанчики и другая рыбешка, которой мы тут же возвращаем свободу. Кончаем ловлю: до вечера нужно найти еще затои реки с более слабым течением.

На той стороне — обрывистый берег с лесом. Вот поворот, а за ним и небольшой затоичик. Расположившись на ночевку, забрасываем блесну к границе между стоящей водой затончика и быстрой струей реки. Анатолий забрасывает две доики-закидушки. И вот у меня поклевка, на леске чувствуется тяжесть... Проходят секунды, и в руках четырехкилограммовый «фо-мич».

Потом варим уху, кипятим чай и ложимся спать. Мишке это не нравится. Он долго ие дает нам покоя, тяиет одеяло, ворчит, но наконец и он успокаивается.
Утром складываем палатку — ив путь. Река, повернув, сужается до двухсот метров. Берега напоминают наши волжские под Вольском или Камышином. Только кругом намытые голые черные острова, которые Аму-Дарья скоро смоет и унесет. На островах и косах множество всевозможных уток, встречаются и гуси. А это кто же нас не боится? Подплываем поближе: пеликаны. Не торопясь, они отталкиваются лапами от воды и медленно подымаются в иебо.

К морю по АмударьеСворачиваем к большому бывшему затону; под ним далеко протянулись курганы — обрывы с отдельными деревцами. Останавливаемся. На спиининговой снасти меняю грузило — для того чтобы оно медленнее двигалось На струе. Наживляю червяка и забрасываю. Леса постепенно уходит вниз. Затем чувствую, как кто-то тихонько тянет, подергивает. Вытаскиваю — и что же? Чудо-юдо, впервые ловлю такую диковину. Скафирингус! Нос как лопата, иа конце сверху два крепких загнутых крючка (он ими цепляется за что-нибудь на быстринах и, удерживаясь, ищет корм). Хвост как у крысы, тонкий и длинный. Рот широкий. Уха из скафирингуса вкусная, мясо нежное. Вырастает рыба до 1,6 кг и живет только в Аму-Дарье. Поймав несколько чудо-рыб, плывем дальше.

У холмистого берега обгоняем две лодки, нагруженные камышом. На корме и на носу сидят два белобородых аксакала-туркмена в черных папахах. На степной возвышенности вдали виднеется поселение — овцеводческий совхоз. Река вдруг начинает крутить нашу лодку. Потом течение затихает. Проплыв еще километров пять, высаживаемся. Мишка ие нарадуется, когда лодка подтаскивается к берегу. До полуночи ловим со дна сомят.

Как и иа прежних зорьках, кое-где покрикивают фазаны. То на нашей, то на другой стороне реки начинается душераздирающий «концерт»: «выступают» шакалы. Мы уже привыкли к такой программе, и когда «артисты» где-то задерживаются, кажется, словно чего-то ие хватает. С высокого берега видно, как петляет река. Неподалеку две быстрые струи сходятся в одно течение. Здесь мы ловим крупных, почти килограммовых скафирингусов способом медленной проводки снасти по дну. Скафирингус берет ие только на червяка, но и на малька. В затишке клюют килограммовые сомята и крупные сомы-«фомичи».
Переночевав, утром минуем протоки, по которым раньше пробирались по целому дню. Когда отплываем, Мишка-иепоседа свертывается клубочком и засыпает до следующей, радостной для него «пристани».

Вот вдали Аму-Дарья, сделав разворот, сужается, кипит и вертится в водоворотах. Каменные берега сжимают реку. Рядом стройка: здесь проходит газопровод Бухара — Урал.

Дует и дует северный ветер. В это время в Чарджоу уже цветут сады, а здесь только начинают распускаться листочки. К обеду попадаем в речной встречный шторм и, добравшись до леска с обрывистым берегом, пережидаем непогоду. Несмотря на холод, ловятся некрупные сомята, а у границы светлой и грязной воды — морская шемайка, крупная чехонь и чебачок. Пробую ловить спиннингом на блесну. Жереха нет, чехоиь отворачивается от бабочки-блесиы.

Невдалеке виднеется озеро. Но подход к нему тяжел. Мы перелезаем через скалистые выступы, а подойдя ближе, преодолеваем тонкие, болотистые берега. Зато озеро иас вознаграждает: на испытанную бабочку-блесну попадаются окуни и язи. Половив вдоволь, уходим от озера и спешим к нашему Мишке; ои исправно несет службу — сидит иа вещах, поглядывая вокруг. Вот уже и Кара-Калпакия. Подплываем к райцентру. В магазине запасаемся продуктами. Жители угощают нас лепешками, а мы в ответ дарим им свежую озериую рыбу.

Перед закатом начинает сеять мелкий теплый дождь. Вот мыс, вот маленький затончик, на берегу непроходимый лес — это начинаются тугаи Кара-Калпакии. Здесь много фазанов и кабанов, обитают и наши «попутчики» — шакалы.

Расставив донки и спиииииги, готовимся к ночлегу. Мишка занимается «разминкой» — носится по низкому мягкому берегу, радуется и греется после дождя.
Утром встречаем бакенщиков. Сидим с ними, беседуем, пьем крепкий чай. Узнаем, что мечта нашей ловли — жерех поднимался на нерест еще в феврале, а с полмесяца назад уже спустился вниз. Найдем ли мы его среди этих кофейных вод? Должен же ои где-то быть! Скоро столица Кара-Калпакии — Нукус, а там, в низовьях, ловля разнообразнее, будет и жерех!

Сегодня тепло, и мы весь день ловим рыбу и приводим себя в порядок, стираем и латаем одежду, бреемся, чиним мотор. Когда звенит колокольчик, Мишка начинает лаять, и мы трое бежим к удочкам.

Ночью нас будит грохот обваливающихся берегов. Убираем лодку в безопасное место. Вещи уносим подальше от берега. Река подмывает берега. Вода прибывает, плывет пена, корни и мусор.

Рано утром отплываем по быстрой реке. Чаще стали попадаться на берегу насосные станции: отсюда по трубам перекачивают воду иа поля. Весь день — в пути. К вечеру останавливаемся в 15 км от Нукуса. С обрывистого берега видны огни. Ловим иа зорьке усачей. Ночуем на обрыве, в тугаях, слушая, как вблизи большого поселения вольно кричат фазаны.

К вечеру подплываем к местам с камышовыми берегами. Скоро дельта — конец нашего путешествия. На берегу два домика, здесь живут русские рыбаки. Заходим в первый домик. Оставляем лишний груз, чтобы легче плыть к морю. Ведь там должен быть жерех! Плывем возле берега, рядом тянется стена камыша. Вот и устье вытекающего рукава, оно кристально чисто. Здесь ловят лещей, судаков, сазанов. После нереста жерех ушел на отдых в море.

К морю по АмударьеС моря ветер гонит волну в затон. Но мы решаемся плыть — ведь у нас пропадает зорька! Темнеет. По ориентиру направляем лодку через залив. Нос обтягиваем палаткой. Мотор работает то вхолостую, то снова принимает нагрузку, когда корма падает вниз. Промокшие, подплываем к берегу. Устанавливаем палатку, разводим костер. С противоположного берега нас приветствуют рыбаки, приглашают к себе. Но мы уже начали ловить рыбу и поэтому отказываемся.

Утром делимся впечатлениями с рыбаками. По их рассказам, недалеко есть ерик, соединяющий затоны моря с болыцим светлым озером Мак-Пак-Куль. А там еще рукава, протоки и целая цепь озер.

Разве можно терять надежду — там должен быть жерех!

После полуторачасового пути среди камышовых стеи-берегов попадаем в узкий коридор, затем — в озеро; оно небольшое, круглое, в камышовых островках, вода беловатая.

Сегодня день теплый; хотя ветер и гоннт по озеру беляки, но это не беда. Заворачиваем на остров. Выходим на кочковатый берег: Он мягок, как подушка...
После первого заброса подкручиваю катушку; блесна идет неглубоко у нависшего кочковатого мыса. Резкий удар. Кто же это? Сердце замирает... катушка крутится...

И вот по кругу проходит возле берега долгожданный жерех!

От радости что есть силы кричу Анатолию.

Перепрыгивая с кочки на кочку, запыхавшийся, он мчится ко мне. Анатолий ошеломлен. Убедившись, что выловленная мною рыба действительно жерех, он убегает.

Наконец и Анатолий кричит:
— Есть!

И вот началось! Почти после каждого заброса — рывок. То жерех крутит на кругах, то язь буянит. Жерех больше хватает иа грузило — значит, идет на всплеск. Уже темнеет, а клев не стихает.

Незаметно стемнело. Подчаливаем к маленькой площадке, на которой лежит камыш. В ямке разводим костер; вот и уха готова, и крепкий чаек! А в руках все еще ощутимы сильные рывки жереха.

На озере играет сазан. Идет теплый густой дождь. С плеса подымаем огромную стаю уток...

Попрощавшись с рыбаками, часа через три выплываем в Муйнак. Переночуем в гостинице, а завтра самолетом — в Ташкент.

... И вот под нами раскинулись бесчисленные рукава и озера — светлые, серые, кофейные, камышовые, в тугаях, в песках и курганах. Вон и озеро Мак-Пак-Куль. А вот и Аму-Дарья!

5-05-2012, 23:13

Также рекоммендуем почитать:
  • Как поймать жереха?
  • Рыболовные угодья восточной Эстонии
  • Чехонь идёт
  • Ловля в сентябре
  • Рыбалка в низовья реки Урал

  • Комментарии:
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.